Страница 3 из 6«123456»
Форум » Обсуждения: » Война глазами учасников » Все как один умрем в борьбе за это... (Записки сержанта)
Все как один умрем в борьбе за это...
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:00 | Сообщение # 31
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Попытка встать на левую ногу используя винтовки .вызвала невыносимую боль в ноге, и я упал.
Решил отлежаться.Раненные ковыляли с поля боя опираясь на винтовки, некоторые выползали.
Ко мне подбежал, знакомый по полковой школе,Чекмарёв.Судя по его скорости передвижения он
был ещё боеспособен,но оружия при нём не было.Шинель висела на правом плече, рукава
гимнастёрки и рубашки были оторваны.На предплечье было два почти бескровных пятнышка, как
мне тогда показалось – пуля прошла на вылет, не задев кость.Он спросил меня: Что я ранен? Мой
утвердительный ответ окрылил его.Не знаю,как бы ему ответил представитель СМЕРШа. Вообще
он ещё оставаться в строю мог. . Но…не спросив меня; Нужно ли помочь? – умчался.
Вдруг я увидел старшину, бегущего в спасительный тыл.Лицо его представляло белое пятно, с
глазами, пытающими покинуть орбиты. Но его нагнал старший лейтенант (заместитель командира
батальона), и приставив к голове старшины наган, требовал изменить направление движения.
Старшина был невменяем.Тогда,схватив «гвардейца» за шкирку,поволок его к атакующим.А через
пару минут, двое славян, на плащ – палатке волокли старшего лейтенанта с кровавым месивом
вместо плеча. Я никак не мог сообразить, что делать мне.И где эти «извиняюсь за выражение»
санитары. Видя везде валяющихся убитых, и поток раненных, я понял: наш прорыв захлебнулся
в нашей крови.За мной траншея была, буквально, завалена раненными.Но ни одного санитара не
было видно. Спасение погибающих, было рук самих умирающих! Я не видел ни одного офицера,
пытающегося организовать помощь раненным, хотя – бы оценить масштабы побоища.Очевидно,
они , в штабе, изыскивали способы защиты своих задниц от гнева вышестоящих бездарей.
Сколько нас осталось, я не имел представления.А если немцы,на плечах отходящих, рискнут
контратаковать? На всякий случай развернул пулемёт и вставил ленту.Вдруг придеться стрелять
до последнего? Я задумался. Почему нам набили морду? Наверно,пока мы два часа палили,
считайте в белый свет,немцы отсиделись в блиндажах. А по окончании артподготовки заняли свои
места в окопах. Уже после Победы выяснил: умные комдивы, уже после получасовой атподготовки
переносили огонь вглубь немецкой обороны: а штурмовые группы, следуя за валом,занимали
немецкую передовуюи уничтожали противника в блиндажах.
Всё верно. Дураков и в церкви бьют.Вспомнил, как однажды летом мы наступали в лесном
массиве. Полк остановился на берегу какой –то речушки.Густой утренний туман не позволял нам
разглядеть противоположный берег.Однако, незнание обстановки не помешало командиру полка
начать кормление людей. Приехали кухни.Мы чувствовали себя в безопасности : ведь комполка
знает, что делает. Как выясниться – он ни хрена не знает, как и большинство ему подобных.
Удобно устроились с котелками в тени деревьев. Когда рассеялся туман. Мы
увидели на том высоком берегу позиции противника! Немцы терпеливо ждали этого момента.Они
накрыли нас мощным миномётным огнём!Часть мин не долетали до земли и взрывалась в воздухе,
от ударов по веткам деревьев. Мы оказались в «огненной духовке».Сколько славян заплатили
своими жизнями за бездарность?
Чуть пристав,я вижу нетральную зону усеянную трупами.Потери огромные. Вот пример
традиционного равнодушия к человеческим жизням.Ведь в основном воюем не умением,а числом.
Как стало известно через очень много лет после Победы после окончания, малозаметной финской
войны,тогда командарм 1-го ранга Тимошенко, отвечаяна вопросы выпусников военных академий
о развитии стратегии.ответил: «Какая вам тут ещё стратегия»? Иди вперёд,прогрызай оборону – вот
вам и вся стратегия!!! И это после того, как в финскую войну несколько дивизий были бездумными
наступлениями загнаны в котлы,после чего уничтожены финнами!
Не видно Михайленко, ладно если ранен. А если… Война не щадит людей, особенно хороших.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:01 | Сообщение # 32
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
НЕОЖИДАННАЯ ПОМОЩЬ ОТ « ВРАГА».

К вечеру протрезвел младший лейтенант. Я увидел его, он среди трупов искал пулемётчиков.
Заметив меня у пулемёта живым, был удивлён.Надо отдать ему должное, оценив моё
состояние, сразу привёл двух солдат с плащ – палаткой. Я заполз на палатку, «коренные» взялись
за плащ, и поволокли по замороженному полю.
На прощанье я крикнул взводному: Я тебя, сволочь, навряд ли увижу!
Но запомни - доппайка твоего не ел! На том и расстались.Жержась за плащ, я молча
отсчитывал количество камней, пней и прочих неровностей почвы.При свисте мин , противник не
унимался и методически добивал нас, « мои скакуны» ныряли в воронки от снарядов.
А я оставался лежать с надеждой, что в меня больше «не попадет». Скакуны вылезали
только после полного окончания обстрела, и выясняли состояние моего здоровья.По
моему, они были – бы не против, если бы меня «укокошило».Не надо было тащить дальше и
рисковать.Наконец, дотащили до первой переполненной землянки.
«Отель» был забит раненными до отказа. Они лежали как шпроты в банке.
Меня положили на чьи – то ноги у входа в землянку.Ноги, подозрительно, не шевелились. Из
землянки несло мочёй, дерьмом,потом. На этом фоне, я - некурящий с удовольствием вдыхал
табачный смрад.Уже стемнело, когда появилась военврач. Она крикнула в землянку; Ходячие есть?
Я понял,что судьба зовёт и немедленно записался в ходячие. Выходи! – скомандовала она.Ответил,
Что ноги мои не ходят!. Я совсем не ожидал, что она может вспомнить о моей маме. А ещё женщина!

МАРОДЁРЫ ИЗ ТРОФЕЙНОЙ.

Она приказала положить меня на плащ – палатку и шести славянам из трофейной команды,
доставить меня в санроту. Назначение трофейной команды: после боя собирать брошенное оружие,
имущество и помогать выносить раненных. Понесли. Хоть обе ноги «горели» от боли, но всё моё
внимание было сосредоточено на правой ступне – боялся, отвалиться, потеряю.Вытащил руки из
рукавов полушубка, и завернулся в него.Стало теплее.Санрота оказалось не далеко. Это была
пустая, обледенелая землянка.
Мои носильщики опустили до земли один конец плаща, второй край придержали вместе с
полушубком. Я скатился по ледяным ступенькам в «санроту» в одной гимнастёрке. Носильщики мои
были обычные мародёры из трофейной команды.Предполагаю,что они могли получать награды за
вынос раненных. А куда они выноситли? А кого это интересовало? Наше командование???
Запомнил фамилию одного – Абразумов.Через некоторое время, наверно, в качестве «отопительных
приборов», в землянку были заброшены ещё трое раненных.Двое были из моего расчета ( Башкиров
и Бай). Третий был в безнадёжном состоянии, почти не шевелился.Как мне тогда показалось: моё
состояние было между плохо и очень плохо.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:02 | Сообщение # 33
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Для привлечения внимания случайно проходящих, решили организовать орущий квартет, но так
как четвёртый не подавал признаков жизни глотки драли только трое.Вопли были услышаны, и к нам
заглянула какая – то личность, но её мы больше не видели. Мы стали ждать утра, которое должно
было принести нам спасение.А кому мы (отработанный материал) были нужны ? Тягосное чувство
охватило меня. Покидать пределы реального мира, почему - то не входило в мои планы. Внёс идею:
кому – то выползти и найти любую живую душу. Ведь у Бая бала ранена только одна нога, у второго
осколок сидел в плече. Я считал, что они легко отделались. И они , по крайней мере были одеты.
Моё предложение было встречено дружным молчанием.Стало ясно,что мои коллеги по несчастью
сделали вывод - мне , в одной гимнастёрке ползти будет легче! А нас спасут! – долдонили они.
Хоть я не был согласен с такой позицией, но как самый в жизни нуждающийся, с большим трудом,
превозмогая дикую боль, по обледенелым ступенькам выполз на свежий воздух.Было безветренно,
небольшой мороз,на земл лежал свежий снежок. Я выбрал ориентир – в нескольких километрах
лесок, из которого вчера дали залп КАТЮШИ.
Ползти приходилось в основном на руках, так как левая нога, при попытке согнуть в коленке
причиняла нестерпимую боль, а правая горела огнём, её можно было только осторожно волочить.
Стали коченеть руки – отогревал их подмышкой. Мороз понемногу прихватывал уши Шапку «сдуло»
взрывом. Да и гимнастёрка плохо защищала спину от холода. Вдруг увидел землянку, да ещё с
приоткрытой дверью. По виду землянка была жилая. Иметь такую жилплощадь, и с дверью – могли
позволить себе только сволочи, приближённые к командованию. Пока я с трудом скатывался вниз,
по обледенелым ступенькам, чья – то заботливая рука, осторожно закрыла дверь. Я ударил кулаком
по двери. Реакция: ни гу – гу! Как я тогда пожалел, что гранаты остались в кармане полушубка.
Кто – то не хотел оказать помощь, не хотел впускать окровавленного,грязного и обовшивевшого
солдата, который сутки назад шёл в атаку, не зная какую сволочь он защищает.
Ведь впустишь такого – хлопот не оберешся. Так низких душ, выдаёт их низость.
Выполз. И снова вперёд.
Но передвигаться стало легче ! От этой « сволочной землянки» дальше была протоптана
тропинка! Не знаю что чувствовал Колумб, увидев американский берег, но я понял, шансы на жизнь
появились… Но не пошло так, вернее пошло совсем не так. Я, тратя поледние силы, можно сказать
быстро добрался до землянки, всего надо было ползти метров 300. И, приподняв брезент на входе,
вполз в помещение. Можно сказать , появление дрожащего от холода и окровавленного « защитника
отечества», вызвало у этой компании (чины их я разглядеть не смог) некоторое удивление. Похожую
ситуацию я видел на картине « Не ждали»!
Двое из них, повидимому самые сердобольные, посадили
меня на землю и прислонили к стене. И,чтоб погасить «вибрацию» моего организма, несколько
продрогшего на свежем воздухе, сердобольно одели на меня
какую –то вшивую безрукавку. Очевидно, решив на этом с добродетелью покончить, под белы руки
вытащили меня из землянки, осторожно положили на снег, и вспомнив мою родословную, рукой
показали направление движения.Было похоже,что «госпожа удача» хочет повернуться ко мне
иначе! Наверно от злости силы прибавилось.Пополз! Как мне показалось довольно быстро. Сколько
это длилось по времени, не знаю. Но скорость передвижения начала падать.Сказывалась потеря
крови, да и «санаторное» питание в течении двух недель.Пробовал пошевелить пальцами, уже
переставал их очущать.
С каждым часом терял кровь, силы и надежду остаться живым. Цепенел, но понимал:
стоит позволить себе маленькую передышку, стоит прилечь на снежном ложе и уже не поползешь
дальше. Но скорость передвижения стремилась к нулю.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:02 | Сообщение # 34
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Подходила пора покидания пределов реального мира. Я обессилел. Понял, до леса меня не хватит.
Да и душа стремилась к летальному исходу.Стоп. Для тепла свернулся ( на сколько мог)в клубок.
Очнулся от вопроса: Орёл, что ты тут делаешь? Надо мной стоял офицер в полушубке ( на сколько
помню – командир артдивизиона, капитан). Взяв меня на руки, принёс на свой НП ( наблюдательный
пункт). Его НП представлял глубокий, квадратный окоп со стереотрубой выходящей наверх, через
бревенчатый настил. Меня посадил на телефоны, стоящие на примитивном столике. Вдвоём с
трудом мы поместились на этой площади. Он налил мне полстакана спирта и заставил выпить.Ещё
отрезал кусок сала. Сало я положил в карман, на чёрный день, не подозревая, что чернее этого дня
быть не может. Теперь, сказал он – Вынужден положить тебя снова на свежий воздух ! Мне нужно
работать ( было слышно, как его артиллеристы вели огонь по противнику). Ты не замерзнеш ! –
добавил он – Спирт не даст ! Вытащите ещё троих! – попросил я. Найдёте по моему следу. Сейчас
бы я добавил: И бросьте по гранате в землянки с брезентовым пологом и с дверью.
И верно, спирт стал разогревать.А ведь если разобраться: меня можно было положить в какую
– то их землянку. Ведь при дивизионе был свой санитар, который мог забинтовать мои остальные
пробоины. Мог…А всё было сделано по совдеповски. Конечно,я благодарен капитану – он меня
спас! А кто практически помог мне остаться на этом свете? – НЕ ЗНАЮ !
Когда совсем стемнело, притащили ещё двоих: Бая и Башкирова. Третьего, мертвого оставили в
землянке.Мы всё ждали помощи с батальона. Уже позже сообщил капитан: В вашем батальоне, в живых осталось ВОСЕМЬ человек!!! Надежда рухнула. Мы трое снова лежали вместе, только Бай и
другой были одеты, а я проспиртованный, «держал фосон» в гимнастёрке и вшивой безрукавке..
Бай ныл: Курсак ( живот по узбекски) пустой, давно не ел. Ближе к ночи, приехала двуколка с термосами для пушкарей.
Капитан предложил довезти нас в санроту на двуколке. Бай и второй отказались. Наверно их не
покидал мираж: персонально за ними вышлют лошадей с санямии перинами. Я сказал капитану: везите.

САНБАТ.

Лежать на баках и термосах жестковато. А когда возница, боясь попасть под артналёт, гонит
своего «Рысака» по пересечённой местности «во всю», и при этом твои верхние и нижние
конечности упираються в дно котлов. А голова твоя стремиться выколотить свой профиль в крышке
термоса , а от тряски твои внутренности ,того и гляди собьються в комок – сразу день становиться
иной ! Хоть живого привёз? – спросили в санроте. Ещё недавно орал! – ответил возница.От крика я
охрип.После перевязки всех пробоин меня на каком –то «катафалке», малой скоростью доставили
в санбат (санитарный батальон).
Эта медчасть располагалась в больших (метров 20 длиной) палатках.На одной стороне, во всю
длину палатки , находилась общая «кровать» , из брёвен, с кое – как срубленными сучками. Зато в
головах лежала подушка – длинная сосна. Всё это было накрыто брезентом. Для подогрева стояли
две печки.Не сказать чтоб было очень жарко, но температура внутри.отличалась от температуры на
улице в положительную сторону.Рядом со мной лежал офицер (лет сорока), и видя мои муки от
лежания на сосновой подушке, подкладывал свою руку мне под голову.Вместо «уток» подавали
обычные банки. Каски заменяли судна.Особенно умилял призыв жителей Средней Азии, не знающих
русского языка. Вместо: Сестра – банку.Они вопили:Секлетар – танку. Неожинанно увидел лежащего
на носилках в проходе Башкирова. На душе отлегло, значит их вывезли.Бедный медперсонал.
Сёстры, буквально метались,оказывая необходимую помощь, подчас свихнувшимися от пережитого
участникам прорыва.Порой им приходилось отнимать банки, из которой пытался пить контуженный,
только – что выливший банку выпитое. Наверно самое трогательное: вновь поступающих терзали
вопросом: Ну, всё – таки прорвали? Наверно, каждому, хотелось знатьчто его кровь была пролита
не даром. Именно хотелось.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:03 | Сообщение # 35
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Наступила моя очередь эвакуации в тыл.Мороз вступил в свои права: на улице минус 20.
Меня вынесли и положили в кузов открытой полуторки.По моему, в кузове было немного соломы.
Медсестра (Ленинградка) Женя, с тоской в голосе, спрашивала: Почему вы такие раздетые.Уже от
того,что я не один такой, мне стало теплее.Но почему существовали эти «мародёры»? Да потому,
что наши отцы – командиры не знали, или не хотели знать ,что «твориться» внизу.Они ожидали
команды сверху.Как известно инициатива снизу приносила много неприятностей инициатору.
На прощанье она сняла свой шарф и обмотала мне шею.Больше ничем не могу помочь –
добавила она. Незнаю удалось ей дожить до Победы? Война не щадила и медработников.
Почему наши беды видели только простые, добрые люди? Где была эта бездарная сволота -
коммунистическая свора, в лице политработников,
прикрывавшая свою бездеятельность – парбилетами.За первый час
поездки я не успел ничего отморозить.На пункте обогрева, все ходячие ушли в дом.Зато когда
вернулись, медперсонал вспомнил и обо мне.Опять стакан спирта. В следующие полтора часа езды
мороз, по известной причине, не смог меня доконать.Спирт есть спирт, хоть и разбавленный. Ведь
другим он тоже нужен: как тут не разбавишь.
Госпиталь, а не какой – то менсанбат, располагался в посёлке.В некоторых избах даже были
койки ( т.е. кровати).Ну,а где кроватей не хватало – на полу лежала солома. «Утки» не наблюдались
НУ, а сидя на касках, вместо горшков, мы невольно тренировали опорно – двигательный аппарат и
учились на этой полусфере ( каске) сохранять равновесие.Скоро меня доставили в операционную.
Это большая палатка, где поставлено шесть или восемь операционных столов.Меня положили на
свободный стол у входа. Медсестра сбросила с меня окровавленные штаны и я предстал перед ней
в костюме Адама.Затем обработала пробоины, примотала временно правую ступню к шине, и
закончила местной анестезией. Новая обстановка заставила моё сердечко биться с удвоенной
частотой.Новая обстановка меня сразила, почти на смерть! Навсех столах резали т.е.оперировали.
У одного сшивали,вытащенные на простыню внутренности, у кого то отпиливали ногу или руку, а
кому – то стамеской пробивали в черепе отверстие. Наверно выпускали дурные мысли.
Закончив операцию, врач,с раведёнными в
сторону руками,стоя у столба палатки «спал»,(врачи не спали по несколько суток, спасая наши жизни).
Иногда врач просил покурить. Ему медсестра « приклеивала» к губам папиросу.Про меня все забыли.
Вдруг, в операционную вошёл, ну настоящий доктор Айболит, да и только.Небольшого росточка, с
бородкой и усами.Он стал одевать халат, наклонился, и я увидел погоны полковника медицинской
сужбы. Это был начальник госпиталя.
Он взялся за меня. Но так – как прошло уже достаточно много времени, анестезия, наверно,
потеряла эффективность.Я верещал, как кастрируемый поросёнок. Но, по количеству падающих
в ведро вытащенных осколков, прикидывал окончание моей экзекуции. И конечно, не терял
надежды не увидеть моей ступни в ведре.Я ещё издавал вопли, когда хирург шлёпнув по заднице,
всегда страдающей от недомыслия другой части тела, кротко заметил: Хватит орать, я всё закончил!
На перевязки нас возили на розвальнях (как на картине Боярыня Морозова). Только нас было
трое, в нижнем белье: зато под одним одеялом.Блажён был тот,который аклиматизировался в
середине.Одному из крайних всегда одеяла не хватало. «Перетягивание» одеяла длилось всего
каких – то, 15 – 20 минут. За это время, не торопясь,лошадки доставляли на перевязку, и отморозить,
какую – то часть тела, мы не успевали.Оказав минимальную помощь, вытащив пять осколков наложив
гипс на, почти оторванную,ступню меня эвакуировали дальше, в тыл. Почему вытащили только пять,


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:04 | Сообщение # 36
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Рентгеновский аппарат был дифицитом. Остальные осколки, пока , оставилина добрую память.
Вывозили нас в тыл в теплушках. Медперсонал – один санитар на две теплушки. Железная
дорога была составлена из коротких рельсов. Из тех, которые были взорваны немцами посередине.
Поэтому болтало так, что казалось ещё немного, и вагон вылетит под откос.
Повидимому людские потери были очень большие. Госпиталь в Калинине (ныне Тверь),
был переполнен, почти, в три раза. Между двухярусными кроватями, была постелена … солома.Мне и
досталось место в «партере».На 80 не ходящих была одна санитарка. Кто мог, выползал по «нужде»
в коридор. Место в «партере» было накопительным.
Как правило, на обладателе «партера» накапливались остатки щей, пепел, окурки и кое – что
«другое» от населения верхних этажей.Моя попытка доковылять до туалета кончилась плачевно.
Под гипсом началось кровотечение.Гипс сняли,прооперировали и категорически запретили вставать.

КАНДИДАТ В ,,, ШТРАФБАТ.
В марте, на последнем этапе лечения, Я оказался в Горьковской области ( станция Киселиха).
В основном раны заросли, гипс с правой ноги был снят, но ступня безжизненно свисала, и при
ходьбе приходилось её подбрасывать вверх – как клоуну в цирке.
Для ускорения зарастания нервных волокон была назначена гальванопластика (теперь называеться
Электрофорезом). На первом сеансе к ступням примотали, через пропитанные каким – то составом
« подушечки», металлические пластины и проводами соединили с прибором. Сестра, включила
прибор и ушла. Я не знаю, какие муки испытывает человек на электрическом стуле, но кажеться,мои
страдания были сопоставимы. Что – то зверски жгло правую голень! Хотя мои познания в электрике
ограничивались частичным знанием первой половины «Закона Ома»,я дотянулся до ручек прибора.
Крутил по немногу, всё что крутилось, но добился перехода моего состояния из «очень плохого», в
просто в «плохое». Явилась сестра, увидев ожог голени ( а из – за её безалаберности, оголённый
провод коснулся ноги), что- то записала в медкарте и сообщила торжественным голосом. Что моё
место теперь будет в штрафбате, так – как я « самострел »: специально устроил себе ожог третьей
степени!
Дело было вечером – делать было нечего! Пришёл в палату и обнародовал ситуацию. Славяне
дали совет: Иди к комиссару. Откровенно говоря, вспоминая политических работников в полковой
школе – отважно дострелявших уже растрелянного мальшишку, и политрука, уже на фронте – я
плёлся к комиссару с большой неохотой.
Комиссар сидел в отдельном кабинете, « шестерок» рядом не было видно.Это меня немного
успокоило.По моему у него не было руки и, кажеться отсуствовала нога. В те времена офицеры и
с такими «увечьями» должны были служить! На вид ему было лет 50. Он внимательно меня
выслушал, и у него вырвалось: Попал ты сынок ! Сестра ловко переложила свою вину на тебя.
Пиши заявление о досрочной выписке в часть.Это тебя спасёт от штрафбата.Когда прокурор говорит:
Садись – неудобно стоять.Через несколько дней я был в Горьком, на пункте формировки маршевых
рот.Я мог ходить или стоять не более часа.Потом, из – за сильной боли необходимо было садиться.
Кроме того, верхний край ботинка упирался в плохо зарозшую рану. Обмотка стягивала и всё
усугублялось.В моей жизни черные и белые полосы чередовались.Кажеться наступила очередь
белой.Формировалась, какая – то техническая часть.Требовались специалисты способные отличить,
гаечный ключ от граблей. Господи! Пригодилась моя специальность«токарь универсал», полученная
перед войной.«Кандидатам в лососины»то– есть сформированной команде технарей был дан
приказ( не на запад): Сегодня сесть на любой поезд и завтра быть в Москве.Билетов не дали.
Как выглядит сопровождающий и как « его фамилиё» забыли сразу.Нас, членов команды, даже не
познакомили друг с другом. Зачем? Упрёмся – разберёмся! Обойдя весь состав поезда,я понял во
внутрь, да ещё без билета. не попасть.Единственное место, которое удалось забронировать, так
это на крыше.Я думал, если лечь вдоль вагона, посередине – можно и поспать. Думал?.Уже, после
первых ста километров пути стало ясно,что в Москве меня придеться размороживать.Хоть это было
в начале апреля, ночью подморозило. Встречный поток пронизывал мою шинель,энной категории
износа.Наверно её носили ещё в Гражданскую! Первая остановка – станция Гороховец. Слез с
крыши с великим трудом: ноги не сгибались.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:06 | Сообщение # 37
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Освещение – тусклые лампочки синего света, короче ни хрена не видно.С трудом разглядываю
номера вагонов.Двери вагонов закрыты,посадки нет. Вдруг, я увидел группу солдат идущих к поезду.
Я понял, что у меня КЛЮЕТ. В шестой вагон – десять человек, приказал властный голос! Ночью все
кошки серы , гласит народная мудрость. Действительно – все десять в серых шинелях.А при синем
свете родного отца не узнаешь.В шестой вагон я вошёл девятым.Одиннадцатого из этой команды,
почему – то не пускали. Скандал в Клошмерле, да и только! Пройдя по неосвещенному вагону я
понял надо заметать следы. Так – как в вагоне уже все спали.я юркнул под скамейку свободную от
чемоданов. И под стук колес сладко мчался навстречу судьбе.
Я проснулся когда уже рассвело. Вылезая на свет божий, я повидимому собрал всю паутину,
которую не убирали со времён финской войны. Моё появление вызвало легкий шок у семьи, которая
занимала это купэ в плацкардном вагоне.Глава семьи поинтересовался:Сколько вас? Я ответил:Раз!
Семья была высокобеспеченная: копченая колбаса, булка с маслом, конфеты, фрукты…Даже сидя
на краешке сидения, и спиной к ним – я «израсходовал» месячный запас слюны!

ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИЯ.
.
В Москве формировалась техническая часть из военнослужащих годных только к нестровой
службе, (считай из инвалидов).Наименование части 11 ПРСП ( полевой ремонтно – сборочный полк).
В задачу полка входило: в полосе фронта вытаскивать с минных полей подбитые танки, разбирать
их и отправлять разобранное на заводы, в тыл. При формировке забыли про тех ,кто должен
заниматься разминировкой - сапёров.Командиром роты, в которую я был зачислен был питерский
инженер, капитан Асмолков.Ф.Ф. Замечательный человек. У видев, как при ходьбе я подбрасываю
правую ступню и узнав, что обмотки затягивая шрам на голени причиняют боль – отдал мне свои
запасные сапоги. Я сразу ожил.
Формировалась часть недалеко от станции метро Сокол. Как – то придя с ужина, я заметил в
сторонке солдата читающего Джека Лондона! Чтобы это значило? Я подошёл и поинтересовался,
откуда такой любитель литературы ? Из Питера !? А на какой улице ты жил? – задал ему второй
вопрос.На четвёртой Советской. Да ведь и я жил на этой улице. А номер дома? – не унимался я.
46 - был ответ. Так ведь наши дома напротив – Мой 41! Мы обнялись.
Дружба наша продолжалась и после Победы. Мы с ним закончили 8, 9 и 10 классы вечерней школы,
и институт связи им. Бонч – Бруевича, без отрыва от производства.
В 1970 году Костя Румянцев отошёл в мир иной.
. В течении месяца мы проходили практику на танкостроительном заводе Москвы. Знакомились
С устройством танков, занимались их ремонтом. К сожалению, комбинезоны нам не полагались,
так – же, как и мыло. А работа была очень грязной.Возвращались мы домой, то есть, в землянки на
территории завода ( каждая на 100 человек), чумазые, в грязной одежде. А где её выстираешь?
Комендантский полк Москвы сверхбдительно следил за военнослужащими.Патруль яростно
отлавливал нарушителей, которых задерживали и заставляли выполнять бесмыссленные работы
в комендатуре .Их ярость понятна: нет желания оказаться на фронте.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:06 | Сообщение # 38
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
А у нас не было желания оказаться в комендатуре,а считали: на фронте мы так или иначе будем.
Комендантский патруль часто сидел в засаде в вестибюле станции метро Сокол.Чтобы не попасть в
их объятия необходимо было дождаться обьявления « поезд отправляеться», и превышая скорость
спортсмена на стометровке, ворваться в вагон и успеть показать патрулю международную
конфигурацию из трех пальцев. Горе тому, кто попадал к ним в руки.Говорили, что городская Губа,
мало чем отличалась от оздоровительного лагеря ГУЛАГ.
По немного наш полк пополнился коллегами (вернее калеками).Но появлялись и физически
здоровые лица.Это те, чей рост не превышал полтора метра, и это те кто был болен энурезом.
Как – то появился старший сержант, не подпадающий под указанные категории. Фамилия его была
Чумаков. На гимнастёрке у него красовались две или три нашивки, свидетельствующие о ранениях.
В то время время носили нашивки; красная полоска – тяжёлое ранение, жёлтая – легкое.Странно, но
в бане шрамов на его теле я не заметил.По его байкам, служил он во многих частях.И я пришёл к
выводу – он был особой разновидностью дизертиров.Когда,часть в которой он служил направлялвсь
на фронт, на какой – то станции «случайно» отставал.Затем, он подсаживался к славянам,едущим
На переформировку в тыл, и.т. д. Узнав, что наша часть нестроевая, на передовую не пошлют, а
люди нам нужны, он и присодинился. Потом я не выдержал, и высказал ему свою гипотезу.
Он долго смотрел на меня и,спросил:Пойдешь стучать?.Нет, ответил я – Живи! Тебе надо работать в
других органах, добавил он. Не знаю, почему? Но антоганизма к нему не испытывал.
Как – то раз, меня вызвали в проходную; К тебе пришли! Я поковылял на выход,не представляя,
кому мог понадобиться? В проходной стояла мама и жена старшего брата Надежда.У меня чуть не
полились слёзы.Сложно описать нашу радость.Ведь мы не виделись больше полутора лет. Узнал о
о трагической судьбе старшего брата Василия.С первых дней на войне.Был тяжёло ранен и попал в
плен.Найдя у него партбилет – повели вешать.Он уже стоял с петлёй на шее, начался наш артналет.
Часть конвоиров была убита,часть разбежалась по укрытиям.Он был ещё раз ранен, но ушёл живой.
После выздоровления работал на заводе в городе Киров ( ныне Вятка) главным механиком.Во время
Новогоднего застолья в 43м году, у него вырвалась фраза; Воевали! Да знаете,что на двоих была
Одна винтовка.Утром его увез « чёрный ворон». Дали СЕМЬ лет. Он и погиб в Сталинских застенках.
Мама привезла пирожков. Господи! Наёлся – до отвала. Оставшиеся,их было ещё порядочно,
в землянке, положил под подушку: думал угощу друзей. Думал! Простившись с родными пришёл,но
пирожков не обнаружил.Наша рота, оказываеться пополнилась « сявками» - мелкими воришками.
И что удивительно, организатора этого подленького воровства , постигла смерть 25.03.45. В тот
момент, когда я был тяжело ранен, он получил единственный осколок в сердце.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:07 | Сообщение # 39
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
ГЛАВА 2

ПО СЛЕДАМ НЕДАВНИХ БОЁВ.
И, наконец, архивы роя
Я разобрал в досужий час
Все похождения героя
О ком затеян сей рассказ.
ПЕРВЫЕ ШАГИ.

Ознакомившись с конструкцией танков на Московских заводах, после взятия Минска мы были
направлены в Белорусию. И снова перестук колёс, снова переживания:куда едем, что там ждет –
тайна покрытая мраком. Эшелон продвигался очень медленно, подолгу стоял на полустанках.
На одном таком, Богом забытом разьезде, мы увидели огромную пирамиду ( не менее пяти метров
высоты) поваренной соли. В то время это был дифицит. На рынке стакан соли стоил 200 рублей,
( в то время оклад инженера начинался со ста рублей). Мой подопечный Юрка , мобилизованный
капитаном в Москве, увидев это богатсво набрал половину вещмешка. Но что забавно, по мере
удаления от этого разьезда , залежей соли не наблюдалось. Мало того, соль по мере удаления
эшелона от этого соляного «клондайка» - все время дорожала.И все члены нашего полка ждали
остановки в таком населёленном пункте, где продав «дифицит» можно встать на одну ступеньку
с Рокфеллером.Ну, если не на ту ступеньку, то самогоном можно себя обеспечить не многие
праздники.Эшелон медленно продвигался на запад.Были случаи, когда нас обстреливали из леса.
Поэтому, наш начфин всегда просился ночевать в танк. В полку была тридцатьчетверка, правда
без башни, предполагалось её использовать в качестве тягача.
На одном из разьездов, славяне нашего некраснознамённого полка обнаружили опечатанный
товарный вагон.Что такое печать для нашего славного ай –яй- ай коллектива, да ещё на глухом
разьезде.Вагон оказался начиненным…яичным порошком.По мере экспроприации продукта, было
замечено оживление движения на полустанке.Прошло совсем немного времени, и появились
вдалеке фуражки с красными околышами. Компитентные органы не дремали.Я выяснив у Юрки
наличие порошка, предложил высыпать содержимое подальше в кусты.Скоро кустики приобрели
осенний цвет листвы.«Органы» потребовали выстроить весь наличный состав нашего эшелона,и
соседнего, стоявшего рядом на путях. Видно соседи тоже не оплошали.
Две шеренги стояли лицом друг к другу, в метрах трёх. Полустанок был оцеплен автоматчиками
в фуражках с красными околышами.
После обыска вагонов, началась проверка «старателей» порошкодобытчиков.
Медлено проходя мимо шеренг, « художественный руководитель» компитентного состава,
осматривал каждого, иногда требовал вывернуть карманы.
Вдруг он остановился перед славянином из соседнего эшелона и скомандовал ему; Шаг вперёд!
Пол беды, когда человек глупый, но когда он ещё и жадный!!! Он насыпал яичный порошок…
между подштанниками и штанами. Он стоял как в надутом скафандре. Увезли.
Судьба его предсказуема.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:07 | Сообщение # 40
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
Соль на каждой станции, или полустанке становилась всё дороже. Кто –то продавал, и я
предложил своему компаньону избавиться от «безценного груза».«Кэт сказала: Нет!». До
следующей станции ехали долго. Когда остановились – перед нами высилась пирамида,
(нет, не Хеопса), а из соли.Надо было видеть моего Юрку.
Минск основательно пострадал. Много разрушенных зданий. Но жизнь возрождалась.
Полк , получив необходимое «довольствие», разбившись на отдельные роты, двинулся на
периферию, но уже на автомашинах. Машины «Студебеккеры», «РЕО», ФОРДЫ.
В конце первого перехода Фортуна повернулась к нам спиной. Выпрыгнув из кузова грузовика,
кто – то ударил прикладом автомата по каменистому грунту. Наверно автомат не был на
предохранителе. Очередь прошла через грудную клетку.Как глупо можно погибнуть.
Останавливались на ночлег в деревнях. Местные охотно помогали в поиске подбитых
танков.И мы приступили к работе. После первых выходов на места боёв, появились
и первые жертвы. Пока это были только раненные: кто – то наступил на противопехотную - лишился
ноги, кто – то дёрнул проволочку – взорвалась противопехотная осколочная, несколько человек в
в госпиталь.Появилась необходимость в сапёрах. А по штатному расписанию они нам не положены.
Для перевозки снятых с танков узлов , верой и правдой служили нам американские машины РЕО,
Огромные по тем временам машины, способные на прицепе перевозить танки, со скоростью 50 к.м.
в час. В настоящее время прототипами РЕО можно назвать панелевозы.
Одна из подобных машин подорвалась на мине, на глухой дороге.Переднее левое колесо было
вырвано. Лежащий на крыле Перьмяков ( как раз из тех, у кого рост меньше нормы), взрывом был
брошен под задние катки прицепа, а их было восемь штук ! Как он прошел между катками и остался
хоть поломанный, но живой – не понятно.
Капитан построил роту и обьявил набор добровольцев на разминирование. Славяне дружно
молчали. Говорят, что когда спросили финна: Умеет ли он играть на скрипке? Он ответил: Никогда
не играл,но умею! Я решил расширить свой кругозор и выразил желание попробовать что – то
разминировать и остаться живым.
На американском джипе меня доставили к подорвавшейся машине. Сами уехали и обещали
вернуться через два часа. Я им посоветовал взять с собой лопату, мало – ли,при случае и закопают
мои останки. Для начала я забрался в кусты, и некоторое время выжидал. В этой глухомани ещё
бродили группы немцев вырвавшихся из кольца окружения под Минском. Всё тихо.Приступил к
осмотру. Левое переднее было вырвано с рычагами рулевого управления, крыло , очевидно ,
улетело на околоземную орбиту.Откровенно, я плохо представлял как выглядит эта чёртова мина.
Стал внимательно осматривать дорогу, и обнаружил на другой стороне дороги трещины в земле,
Расположенные по окружности. Раскопал. В земле лежала плоская закрытая кастрюля.Из середины
торчала шляпка как у гриба. Не скажу, что во время изучения оного предмета я веселился,
но спина, почему – то вспотела.
К удивлению,шляпка отвинтилась, а под ней было что – то типа металлической сигареты. Я вытащил.
Это был детонатор. За мной приехали. И с этого момннта, я стал нештатным сапёром.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:08 | Сообщение # 41
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
До поездки в Белорусию, я слышал много информации о партизанах – народных мстителях.Но то
что я услышал в белорусских деревнях меня поразило.Население жаловалось: Бандюги. Отбирали
скот и давали расписки, что отобрали.И вообще брали.что хотели. И уже, через 60 лет после
Победы, заместитель легендарного партизана Ковпака, подтвердил. 80 процентов « мстителей» так
и партизанили. В поисках подбитых танков нам усердно помогали местные жители.Так в районе
станции ( вроде Богушевская) на лесной дороге.среди болот нашли 12 подбитых тридцатьчетвёрок.
А виновницей трагедии оказалась самоходка Фердинанд ( лобовая броня кажеться 200 м.м.).Она так
и осталась стоять на позиции, с разбитыми гусеницами.
Не обошлось и без курьёзов.В лесу обнаружили Т – 34 , подбитый,но не горелый. Пока занялись
осмотром - появился хозяин:живой и невредимый. Он единственный из экипажа остался живой.
Экипаж похоронил.А по уставу не имел права оставлять машину.Ночевал в танке, в деревне,в обмен
на солярку,добывал продукты. А в части о нём забыли и думать – просто зачислили весь экипаж в
погибшие: так проще, никаких хлопот. Ночью, блуждающие группы немцев, иногда натыкались на его
машину, пытались открыть.
А он ночевал в танке. Как говорил – страху натерпелся, боялся подожга.
Танк был нами отремонтирован, и вместе с механиком « влился» в наш ай – яй – яй коллектив.
Мы всё – таки несли потери, кроме мин.Иногда, из леса раздавались пулемётные очереди:
приходилось заменять орала на мечи.Состав нашей роты, напоминал филиал дома хроников.Группа
спецов по танковым двигателям имела, в наличии,на троих три глаза. Отделение по ходовой
части называли «глухарями». Они воспринимали команду, когда им кричали в ухо.У многих на правой
руке отсуствовали пальцы, были хромые, ходили с палочкой.Страдающих энурезом отпачковались в
отдельную группу, ночевать с ними желающих не было.А об уринотерапии тогда не знали.
Стопроцентным здоровьем обладали только
«славяне» попавшие в наш славный коллектив из – за небольшого роста.
Рота обычно располагалась : или в одной деревне, или в нескольких маленьких деревеньках.
Обычно, по два человека на дом. Как - то нам сообщили, в семи километрах , у болота стоит танк.
С утра двинулись в подсказанном направлении.
Ковыляем, все хромые. Проходим деревеньку, у озере и сами себе думаем: а не прикупить ли нам
молока. Бабуля предложила оставить котелки а на обратном пути молоко уже будет, сказала она.
Только мы вышли
на дорогу и увидели уток садящихся в камыши у берега.Утятина не помешает на ужин решили мы, и
стали подкрадываться к камышам. Нас двое, оба с винтовками. У меня в патроннике бронебойно –
зажигательные, как раз на уток. Как мы не старались двигаться тихо,утки нас услышали.
Мы находились уже в десяти метрах от них, и …они взлетели.
.Я выстрелил, на вскидку. Попал, но в сарай на той стороне озера: метров пятьсот до него.
Увидел, как в стенке сарая мелькнул огонёк. А утки благополучно удалились.
Танк оказался самоходной пушкой СУ 152, и не горелой, а подлежащей демонтажу.
Зашли, на обратном пути за молоком.
Расчитались, а когда уходили, бабуля и спроси: Это вы на шатунов охотились?.Шатунами белорусы
называли уток. Мы! – ответили дружно,надеясь что на вечер полакомимся утятиной.
Лошадь убили! Ой бабуля, это не мы.Оказываеться , пуля пробила бревенчатую стенку сарая и попала в голову лошади.
А у головы лошади стояла женщина, одевала уздечку. Могла быть большая беда.
Доложил капитану. Он особого восторга не изьявил. Приказал мне завтра выяснить, как можно
компенсировать потерю коня. Дал мне какую – то сумму (не помню сколько), а потом высчитывал
с моей получки. Я потом долго не хотел охотиться.
Через день бригада отправилась на демонтаж самоходки. Для демонтажа пушки было сделано
примитивное устройство, которое мнгновенно рухнуло под весом пушки. Раздался выстрел.А пушка
была заряжена ! Куда улетел снаряд, одному богу известно. Жалоб в роту не поступало.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:09 | Сообщение # 42
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
МАТЕРИАЛЬНОЕ ПООЩРЕНИЕ

При поиске подбитых танков, их эвакуации с минных полей, при полном отсуствии опыта мы
определённо рисковали. Поэтому иногда славяне, опасаясь мин, не хотели работать. Возможно
поэтому было введено материальное поощрение: 1500 рублей, за каждый танк доставленный на
пункт приёма. Крупные узлы снятые с танков, оплачивались также.Не скажу, что мы стали кандидатами в Рокфеллеры,
но пустяк, а стало приятнее на душе. Я, даже,что – то посылал домой маме.
На околице деревеньки был обнаружен Т 34. Он был подбит при вьезде на мост, свалился в воду
И хоть торчал у берега, но был во время половодья завален сучьями, деревьями, илом
соломой.Нашими простейшими, первобытными орудиями труда надо было копать, копать и копать.
Я предложил капитану : рядом с бортом танка ломом пробить дыру до земли и бросить туда
противотанковую мину.При взрыве, гнездо разбросаеться, а танк вытащим. Капитан дал добро.
Я, испытывая радость первооткрывателя,. вставил в шестикилограммовую мину запал, поджёг
бикфордов шнур и бросил это устройство в дыру…Дело в том, что мной был использован последний
кусок шнура на 30 секунд горения. А дыра была плохо откалиброванна, и мина зацепилась за торчащие в полуметре от верха сучки, и нахально ожидала моего решения.
Я прыгнул в дыру, и ногами продвинул мину до дна. Но на обратном пути моё движение было
приостановлено: весьма приличный сук, присмотревшись, зацепился за мой ремень. Откровенно
говоря, когда у тебя под копчиком шесть килограмм тротила, а на решение остаеться…Вернее
ничего не остаеться. Я рванулся вверх вместе с здоровенным суком. Очевидцы спрашивали,
зачем ты тащил за собой это дерево?...Раздался взрыв, и когда сучки, солома и ил закончили
свой полёт: танк был готов к эвакуации. А капитан сожалел,что в полевых условиях нет
для меня гаупвахты.
Отдавала свои права осень 44го года.К концу ноября стало подмораживать.
Нам сообщили , в районе крупного села Высочаны
обнаружено много подбитых танков и самоходок.Забрав с собой инструмент и нехитрые
приспособления мы двинулись на новое « рыбное место». Проезжая мимо склада горючего,
шофёр Орлов увидел , стоящее рядом с воротами в склад ведро с бензином. По безалаберности,
чьей – то, бензин горел!!! Находящиеся там люди бегали в поисках огнетушителя. Как и положено
на Руси, его не могли найти. Орлов остановил машину, подбежал к ведру и сел на него. Пламя
потухло. До сих пор передо мной его испачканная, довольная физиономия.А на полушубке,
сзади остался след, сьежившийся от огня , совсем « не солнечный» круг.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:09 | Сообщение # 43
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
САЛЬТО НА ФОРДЕ.

В районе села Высочаны, оказалось много подбитых танков и самоходок. Часть полей вокруг села
была разминирована, но находились участки где мы всё время натыкались на мины. Не известно
кому пришла мысль оградить опасную зону указателями « МИНЫ». Я видел, как вдалеке,кто – то
вколачивал в землю кол. Удар обухом топора по колу, ещё удар и…столб огня – взрыв! Кол
угодил, видимо, в мину.
За продуктами, в Минск, в конце каждого месяца отправлялась машина Форд (максимальная
скорость 50 миль в час).Машину сопровождал наш старшина. И нам показалось,что энная часть
продуктов не доходит до потребителя, а исчезает в неопределённом направлении. Актив роты
решил командировать вместе со старшиной доверенное лицо: то есть меня. Когда мы грузили
картошку в Минске (две тонны ), я предложил не рассыпать её по всему кузову, а насыпатьеё так,
что – бы в кузове было пространство в задней части, где можно было лежать нам не выступая
за габариты бортов. Как будто чувствовал,что это нам пригодиться.На обратный путь в кабину сел
наш капитан.Ехали ночью. Тряска в кузове грузовой машины убаюкала меня и попутчиков.
Я был спокоен: всё то что причиталось роте, лежало в кузове.
Вдруг грохот колёс оборвал наш сон. Резкий поворот: в голове мелькнуло: на шоссе нет таких
поворотов. Машина переворачиваеться и вытряхивает нас на землю.И тишина разорванная матом.
Пытаюсь сесть и оглядеться. Мы в чьём - то огороде, расположенном ниже шоссе метра на три.Форд,
вытряхнувший содержимое кузова при выполнении сальто стоит на колёсах.
На грядках огорода двухтонная куча картошки, в перемешкус консервами, мешками муки, крупы и
сахара.Офицерские пайки перемешаны с буханками хлеба.Попутчики подавали слабые признаки
жизни. Старшина бездыханный, лежал под восьмидесятикилограммовым мешком сала.
Я чувствовал себя участником Мамаевого побоища. Шея поворачивалась с трудом, кровоточили
щёки: это надо мной сломались дуги поддерживавшие брезент. Казалось на мне танцоры
отработали фрагменты танца с саблями. Постонав, за компанию, вместе с паствой, понял, что
я ещё не совсем плох. Принялся приводить в чувство старшину.Грех на моей душе, но он не
зря улёгся на сале.
Из дома, с диким воплем: Сволочи, куда едете? – выскочил хозяин фазенды.Капитан доказал
«вопиющему», что это результат выполнения секретного задания, в какой – то степени это ему
удалось.Правда. при помощи жестов, направленных в область носа.
Собрав и рассортировав, погрузили продукты.Была глубокая ночь.Несмотря на сопротивление,
заночевали у хозяина. Расположились: на полу, на лавках.Всё это происходило во тьме, так – как
керосиновую лампу зажечь хозяин пожмотился.
Ночью у меня наступил «момент такой», и я неслышно, как вода из родника, широко расставив
руки двинулся на выход.НЕ закрытую дверь я нащупал сразу, правда пострадала средняя часть
физиономии. Дальнейшее продвижение я обезопасил размахивая перед собой руками.
И не напрасно! Рука моя влезла в сооружение, назначения которого я сразу понял, как – только
на мою левую руку попыталась расплющить крысоловка. Это двухдюймовая доска, для большей
эффективности нагруженная тремя кирпичами. В доме поднялся радостный переполох, по случаю
удачной « охоты» на крысу. Даже была зажжена керосиновая лампа.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:10 | Сообщение # 44
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
На утро, на подпрыгивающей машине (при ударе погнулись задние полуоси), на минимальной скорости
двинулись в путь.Всё оказалось банально просто: шофёр заснул за рулем. Капитан дремал тоже.
Но он проснулся раньше, и увидел, что на машину пытаеться напасть телеграфный столб. Капитан
мнгновенно выдал шофёру щедрую плюху ( или две, не установлено).Проснувшийся водила,
решил оригинально объехать нападающего – справа. Передние колеса уткнулись в обочину , а
задние,по гололёду занесло.Машина честно выполнила сальто.
В конце декабря выпало много снега.
На машине ,через снежные заносы было не пробиться. Стали ждать когда будет расчищена дорога.
Мы остались без продуктов.Работы прекратились и мы двинулись на заработки.Ходили по деревенькам.
Где дрова распилим, где крышу починим, а где и навоз из скотного двора выгребём.Некоторые
напяливали на голову фуражку, с красным околышём, и под видом работника из компитентных
органов начинали составлять протоколы на конфискацию различных излишков. При надлежащей
комплектации их обьёмистых полевых сумок и появлению бутылок со спиртосодержащей жидкостью,
то есть с самогоном, протоколы уничтожались.Наш медик ходил по домам, и как должностное лицо
из райкома записывал жалобы на соседей. Был сыт, пьян и нос в табаке.
Говорят, что если упадешь в яму, то обязательно будешь одет в новый костюм и со сладким
пирогом в руках. В период заноса дорог, В поисках пропитания пришлось много ходить по деревням.
результат сказался; расшевелиося невытащенный осколок в правой голени.При этом распухает нога,
температура подскакивает до сорока. Необходима медпомощь. Тот медик, который у нас числился,
все медикаменты разбазарил местному населению (конечно не безвозмездно). Хорошо, мой напарник
Юрка, нашёл местного целителя – бабулю.Она спросила : Есть у тебя мыло? Единственное, что
было, так это мыло. Я не видел технологии изготовления «примочки». Она забинтовала с ней
ногу. Через несколько часов нарыв лопнул. А температура ? Упала до нормальной.
Очень часто в подбитых и сгоревших танках находили останки сгоревших танкистов, иногда
с клочками документов. Я хоронил их, за что был назван « похоронным бюро ». Почему, до меня
никому из руководящих « извините за выражение» не пришла в голову мысль: предать земле
погибших в « борьбе за это».
Пролетят десятки лет, и мы после крушения Советского Союза и предсловутого « железного
занавеса», увидим как Германия относиться к своим погибшим воинам. Так, у деревни Сологубовка
(Ленинградская область) создан мемориальный комплекс, где захоронены останки примерно
60ти тысяч солдат Вермахта. Для их поиска и погребения немцы за вознаграждение нанимали
Местных жителей.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
МилчеловекДата: Суббота, 25.02.2012, 19:11 | Сообщение # 45
логин
Рядовой
Группа: Администратор
Сообщений: 545
Награды: 4
Репутация: 3
Статус: Offline
ПРОВЕРКА ОРЕНТИРОВАНИЯ НОЧЬЮ.

В начале февраля 45го снова зашевелился тот же ( а может и другой ) осколок в правой голени,
у медиков это называеться флегмоной, опять температура под сорок. Ротный санитар снова на «высоте», у него в ассортименте три наименования: бинты, йод и … мать! Но дороги расчищены.
Пришлось везти меня в госпиталь , в Минск.. Лечение было не долгим, через неделю я строевой.
Меня, решили доставить в роту на попутной машине. В тот год и в феврале выпало много снега,
дорога расчищалась, но плохо. А за рулём девица!!
Только – что получившая права,наездив на практике 15 или даже 20 часов.
Если перед войной наши танкисты « наезжали» аж…по 5 часов, то для шоферов это было что – то.
Судя по рывкам и по синусоидальной траектории, по которой двигалась машина,в управление иногда вмешивался наш старшина.
Он предотвращал прыжок нашего грузовика через кювет, или перила моста..Я сидел в кузове, у борта, не без дела а гадал: попадет ли она на мост, или будем в кювете.Наконец мы свернули
на проселочную насыпную дорогу,мостов там не было ,но были глубокие кюветы.
Чем эта водила и воспользовалась. До деревеньки,видневшейся в двух километрах,
к которой вела узкая, извилистая,засыпанная снегом дорога, так и не доехали.Задувал сильный ветер со снегом.
Мороз минус 27 не оставлял радужных надежд на выживание в поле.Старшина принял
решение; сначала развести костер. Срубили одиноко стоящий телеграфный столб (вернее его остатки).
Сварили из пшенного концентрата ,случайно оказавшемся в бардачке,кашу. Ели щепками, т. к.
сервировать стол было нечем.И…старшина с «туды её в качель» водилой ,по заснеженной дороге,
двинулся в деревню. Я был оставлен для охраны государственного имущества.
Правда,он обещал меня сменить.Давно уже стемнело как мне показалось, уже полночь
( в те годы одни часы приходились человек на сто).
Кабина ,чем – то напоминала аэродинамическую трубу. От мороза не спасали ни полушубок
ни валенки.Надежда замены стала катастрофически угасать. Даже совесть,подсказывающая
не бросать пост – утихла. Я решил идти в деревню напрямую(а не по извилистой дороге).
Местами снежные сугробы достигали пояса. Я просто падал:в снегу становилось тепло, и тихо
( не завывал ветер). Но отчетливо понимал, что со снежного ложа уже не встану.
Вставал и передвигался ,расталкивая снег.Не знаю как это получилось,возможно сработал
мой личный гироскоп, но я вышел ,без дороги, в полной темноте,на тот дом
где на печке кайфовал мой старшина с водилой. Разве мог он вспомнить о замене меня
на «боевом посту». Когда я дернул за ногу и вспомнил его гениалогическое дерево, он буркнул:
Вдоль стенки свободная ,широкая лавка ложись и спи. К вечеру,следующего дня,
за нами примчался тягач (ротный танк Т – 34, (без башни).
А родной полк уже сидел «на чемоданах», полк срочно перебрасывали в Польшу.


Безмолвный крик тревожит наши души,
А вместе с ним минувшая война –
Не дайте память до конца разрушить,
Жизнь не вернуть, верните имена!
 
Форум » Обсуждения: » Война глазами учасников » Все как один умрем в борьбе за это... (Записки сержанта)
Страница 3 из 6«123456»
Поиск:
 
 
Рейтинг@Mail.ru Занесено в каталог Deport.ru Луганский рейтинг 


 <!-- Рейтинг сайтов Goon -->
<a href= Яндекс.Метрика