• Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Обсуждения: » Вооружение РККА » Бронетехника РККА (ТАНКИ)
Бронетехника РККА
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:07 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Т-26

13 февраля 1931 года РВС СССР постановил принять на вооружение Красной Армии танк Vickers Е под обозначением Т-26 и рекомендовал начать серийный выпуск этой машины. Главным производителем танков должен был стать Сталинградский тракторный завод, ежегодно предполагали выпускать по 13800 танков этого типа! Однако к тому времени СТЗ еще не был введен в строй, поэтому заказ временно разместили на заводе «Большевик» в Ленинграде. Вскоре танковое отделение завода выделилось в самостоятельный Завод № 174 им. К. Е. Ворошилова. На этом заводе построили 12000 танков Т-26.
Первые серийные Т-26 были двухбашенными и по конструкции практически не отличались от английских прототипов. Первые машины попали в части осенью 1931 года.
В 1931-1941 годах появилось 23 модификации данного танка и три модификации двигателя, причем, несмотря на все доработки, мощность мотора возросла с 90 л. с. до 97 л. с. Главным проектировщиком и создателем большинства модификаций, ответственным за модернизацию танка, был инженер С. А. Гинзбург — главный конструктор и начальник КБ ОКМО (Завода № 185) в Ленинграде.
На протяжении первых двух лет танк Т-26 выпускался исключительно в двухбашенном варианте (позже, когда в частях Красной Армии появились танки разных модификаций, для них использовали соответствующие обозначения. Двухбашенные танки Т-26 известны как танки образца 1931 и 1932 годов; однобашенные с цилиндрической башней — как танки образца 1933-1937 годов, а однобашенные с конической башней — как танки образца 1938 и 1939 года. В каждой башне размещался один человек, башни вращались независимо в секторе около 270°.
Вооружение танка составляли или два пулемета ДТ или 37-мм пушка и один ДТ. Танки, вооруженные пушками, предназначались для командиров взводов и рот. Поэтому некоторые из пушечных танков оснастили приемо-передающими радиостанциями: радиофицированные танки можно было легко отличить по характерной поручневой антенне в задней части корпуса. 37-мм пушка представляла собой пушку Гочкиса, модернизированную в СССР. В конце 1931 года прототипы получили 37-мм пушку образца 1930 года, которая имела более длинный ствол и большую начальную скорость снаряда. Вооруженный этой пушкой танк известен как танк Т-26 образца 1932 года.

Добавлено (01.02.2012, 10:06)
---------------------------------------------
В 1933 году начался выпуск однобашенного варианта танка Т-26, оснащенного цилиндрической башней большого диаметра (аналогичной башне БТ-5), в которой разместилась 45-мм пушка 20K образца 1932-38 года со спаренным пулеметом ДТ. Это была самая массовая модификация танка, всего советская промышленность дала более 5000 таких машин. В ходе серийного выпуска конструкция танка подвергалась многочисленным изменениям и доработкам: была увеличена емкость топливных баков, танк оснастили зенитным пулеметом, начиная с 1937 года все танки были радиофицированы (радиостанция 71-ТК-З), вместо клепки широко использовали сварку, пушка получила литую маску, были усовершенствованы прицелы, для стрельбы в темноте пушку оснастили мощным прожектором, разные модификации танка отличались друг от друга возимым боезапасом и постоянно возрастающей массой.
В 1938 году появилась новая модификация танка Т-26, оснащенная сварной конической башней. В башне разместили модернизированную 45-мм пушку 20K образца 1932/38 года с улучшенным прицелом (некоторые танки оснащались телескопическим прицелом ТОС со стабилизированной линией прицеливания). В днище танка проделали дополнительный (аварийный) люк и в очередной раз увеличили емкость топливных баков.
В 1939 году появилась очередная модификация танка — Т-26 образца 1939 года. Эта модификация имела наклоненные бронеплиты подбашенной части корпуса, улучшенные жалюзи воздухозаборника (для защиты от бутылок с зажигательной смесью — опыт боев в Испании), вместо пулемета в задней части башни разместили дополнительный боезапас. Все переделки привели к тому, что масса танка значительно возросла. До конца 1939 года было выпущено более 1300 танков с конической башней.
Уже в 1933 году завод «Красный Пролетарий» разработал на базе танка Т-26 танк поддержки пехоты. Первый проект — П-Т-26 — так и остался на бумаге. Затем последовал проект «артиллерийского» танка — Т-26А или Т-26-4 с башней от танка БТ-7А, в которой располагалась 76.2-мм пушка КТ-26. Машины этого типа должны были следовать позади обычных танков и огнем своих мощных пушек подавлять цели, против которых оказались бессильны пушки калибра 45 мм.
Серийное производство этой однобашенной машины было организовано в Ленинграде в 1933 г. От своего предшественника (двухбашенного) она отличалась усиленным пушечным вооружением, высотой, массой. Предназначалась для непосредственной поддержки пехоты. Т-26 сохранил компоновочную схему корпуса прототипа - английского 6-тонного танка "Виккерс", на выпуск которого Советское правительство приобрело лицензию а конце 1929 г. Машина имела переднее расположение трансмиссионного отделения, среднее - отделения управления и боевого и кормовое - моторного. Такая компоновка позволила уменьшить длину корпуса, обеспечить неплохой обзор местности перед танком из отделения управления и небольшое непростреливаемое пространство в направлении движения вперед. Однако увеличилась высота машины и повысилась вероятность поражения ведущих колес.

Добавлено (01.02.2012, 10:07)
---------------------------------------------
Корпус и башня каркасные, бронирование противопульное. На шариковой опоре подбашенной коробки устанавливалась башня цилиндрической формы с нишей, расположенной в кормовой части. На крыше башни имелось два люка для посадки экипажа, запираемых изнутри вращающимися на петлях крышками. Броневые катаные листы толщиной 8-13 мм соединялись заклепками. В передней части надгусеничных полок устанавливались козырьки, защищавшие смотровые приборы от грязи и снега. Для буксировки танка в лобовой и кормовой частях корпуса крепились буксирные петли.
Вооружение состояло из 45-мм полуавтоматической танковой пушки, находящейся в маске башни, и спаренного с ней 7,62-мм танкового пулемета ДТ. Пушка предназначалась для ведения огня по бронированной технике, артиллерии, открыто расположенным огневым средствам и живой силе противника как бронебойными, так и осколочными снарядами. По своему времени она обладала хорошими тактико-техническими показателями. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла З600 м, а наибольшая - 4800 м. Масса бронебойного снаряда 1.435 кг, начальная скорость 760 м/с. Он пробивал танковую броню толщиной 43 мм на дистанции 500 м при угле встречи 90°. Скорострельность до 12 выстр./мин с исправлением наводки. Углы наведения по вертикали от -6 до +22°. Для легких и средних зарубежных танков, имевших противоснарядное бронирование, пушка была серьезным оружием. Конструкция башни позволяла пушке и пулемету осуществлять круговой обстрел в горизонтальной плоскости. Боекомплект танка состоял из 138 артиллерийских выстрелов и 2898 патронов (46 магазинов). Командирский танк вмещал 96 артиллерийских выстрелов.
В качестве приборов наблюдения а боевой обстановке применялись смотровые щели со стеклоблоками, установленные в корпусе и башне. Средствами внешней связи у линейных танков служили сигнальные флажки, а у командирских - танковая приемопередающая телефонно-телеграфная симплексная радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной на башне. Радиостанция обеспечивала связь при работе в качестве телефона на расстоянии до 15 км на ходу и до 30 км на стоянке. Она размещалась в нише башни. Для внутренней связи имелось танковое переговорное устройство на два абонента ТПУ-2.
На танке устанавливался 4-цилиндровый карбюраторный рядный танковый двигатель воздушного охлаждения с горизонтальным расположением цилиндров. Его мощность 66 кВт (90 л.с.), что позволяло машине развивать неплохую для того времени скорость - до 30 км/ч. Он располагался продольно в кормовой части корпуса маховиком в сторону носовой части, имел сравнительно небольшие массогабаритные показатели (570 кг и 1330х1128х648мм).
Механическая трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, смонтированного на коленчатом валу двигателя, пятиступенчатой коробки передач, соединявшейся с главным фрикционом карданным валом, двух бортовых многодисковых фрикционов сухого трения с ленточными тормозами (механизмов поворота) и двух одноступенчатых бортовых передач. Механизм поворота обеспечивал поворот машины с минимальным радиусом, равным ширине колеи машины (2,18 м).

Прикрепления: 1566954.jpg(40.7 Kb) · 5760009.jpg(77.3 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:09 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Гусеничный движитель состоял (применительно к одному борту) из мелкозвенчатой гусеничной цепи цевочного зацепления с открытым шарниром, восьми сдвоенных опорных и четырех сдвоенных поддерживающих катков, направляющего колеса с механизмом натяжения гусеничной цепи и ведущего колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами. Опорные и поддерживающие катки имели наружную амортизацию в виде резиновых бандажей. Подвеска была блокированной (зависимой). В качестве упругих элементов использовались листовые четвертьэллиптические рессоры. Проходимость для танка такого типа была хорошей.
Электрооборудование выполнено по однопроводной схеме с напряжением бортовой сети 12 В. Система зажигания от магнето. Пуск двигателя производился из отделения управления с помощью электрического стартера или снаружи с помощью пусковой рукоятки. Танк оснащен системой противопожарного оборудования, состоявшей из двух переносных огнетушителей, заряженных тетрахлором и приводимых в действие от руки, и стационарного огнетушителя, соединенного трубопроводами с четырьмя распылителями, установленными а моторном отделении. Экипаж состоял из трех человек: командира, наводчика и механика-водителя. Командир и наводчик размещались на сиденьях в боевом отделении, справа и слева от пушки, а механик-водитель - в отделении управления, у правого борта корпуса. Командир выполнял обязанности также заряжающего и радиста. В процессе серийного производства Т-26 было создано свыше 25 модификаций этой машины. Так, в 1935 г. корпус и башню начали изготавливать сварными, увеличили вместимость топливного бака. В 1931 г. установили дополнительный 7,62-мм танковый пулемет в нише башни, ввели съемные бандажи катков, изменили механизм натяжения гусениц. В 1937 г. начали применять зенитный 7,62-мм пулемет ДТ не турельной установке на крыше башни, танковое переговорное устройство на три абонента ТПУ-3, фару-прожектор и форсировали двигатель до 70 кВт (95 л.с.). При этом масса танка увеличилась до 9,75 т. В 1938 г. машина получила коническую башню, сваренную из броневых катаных листов толщиной 15 мм, в днище корпуса стали делать люк-лаз, а поручневую антенну заменили штыревой. На Т-26 стали устанавливать новую 45-мм танковую пушку обо. 1938 г., затвор которой допускал ведение стрельбы боеприпасами с электрокапсюльной втулкой. Для ведения прицельной стрельбы пушку со стабилизатором оснастили телескопическим прицелом. В машине поставили два топливных бака общей вместимостью 290 л, что обеспечивало запас хода по топливу до 240 км.
В 1939 г. была введена подбашенная коробка с наклонными листами, установлены новые жалюзи с усиленной защитой, изъят пулемет, размещаемый в кормовом листе башни. Вместо него смонтирована дополнительная боеукладка на 32 артиллерийских выстрела. Увеличилась мощность двигателя до 73 кВт (97 л.с.), поставлены усиленные рессоры. Масса танка достигла 10,25 т. В 1940 г. машина претерпела последнюю модернизацию. На части эксплуатировавшихся танков были установлены экраны, а на находящихся в производстве увеличена толщина броневых листов подбашенной коробки с 15 до 20 мм, применен новый погон башни, покрыли бакелитовым лаком топливные баки. Масса танка с экранами превысила 13 т. Т-26 был одним из основных танков Красной Армии довоенного периода. Их изготовили около 11 тысяч. Эти машины принимали участие в боях первого периода Великой Отечественной войны.

Прикрепления: 4030388.jpg(43.7 Kb) · 8923817.jpg(60.8 Kb) · 6664226.jpg(58.8 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:13 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Т-28

В июле 1929 года советское правительство утвердило первую програ мму оснащения Красной Армии бронетанковой техникой, в соответствии с которой штаб РККА разработал «Систему танко-, тракторно-, авто-, броневооружения РККА». Этой системой предусматривалось иметь на вооружении Красной Армии боевые бронированные машины различного назначения. Для качественного усиления общевойсковых соединений при прорыве сильно укрепленных оборонительных полос предназначались средний танк Т-28 и тяжелый Т-35, прототипами которых, без сомнения, являлись английские А1 «Индепендент» и 16-тонный А6.
К проектированию трехбашенного среднего танка приступил в 1931 году конструкторский коллектив Опытного конструкторского механического отдела (ОКМО) Машиностроительного завода № 174 им. Ворошилова в Ленинграде. Ведущим конструктором проекта был талантливый инженер Н. В. Цейц. В конце года изготовили опытный образец. Осенью 1932 года освоение серийного производства танка Т-28 было поручено заводу «Красный путиловец» (с 1934 года — «Кировский завод») в связи с загруженностью завода № 174 програ ммой производства легких танков Т-26. Первое знакомство путиловцев с проектом состоялось 30 октября 1932 года; вскоре на завод поступил и первый опытный образец.
В средней (главной) башне опытного Т-28 была установлена 45-мм пушка и пулемет ДТ в шаровой установке; в двух малых башнях — еще два ДТ. Новый танк во многом отличался от иностранных аналогов, в частности, применением различных технических новшеств. Так, для поворота массивной главной башни использовался электропривод, а для удобства работы экипажа в башне устанавливался подвесной полик. Своеобразная конструкция ходовой части танка, весившего 18 тонн, придавала ему необходимую плавность хода и обеспечивала преодоление довольно сложных препятствий. Однако при первом же испытании опытных образцов выявилось большое количество недоработок как в ходовой части, так и в силовой установке. Устранять их предстояло уже на заводе.
Для обслуживания серийного производства при техническом отделе заводоуправления была создана специальная конструкторская группа, преобразованная в 1934 году в специальное конструкторское бюро СКБ-2, которое возглавил О. М. Иванов. Первым же начальником бюро по танку Т-28 был Н. Ф. Комарчев, которого в 1933 году сменил А. Г. Ефимов. Для оказания помощи при организации серийного производства на «Красный путиловец» был направлен начальник ОКМО Н. В. Барыков. К 1 мая 1933 года завод выпустил первые 12 танков, 10 из которых приняли участие в первомайском параде на Красной площади. 11 августа 1933 года танк Т-28 был принят на вооружение РККА. На этот год запланировали выпуск 25 машин, а на 1934 год — 50.
Серийный Т-28 существенно отличался от опытных образцов.
Новой формы корпус танка сваривался из катаных броневых листов толщиной 20-30 мм и делился на четыре отделения: управления, боевое, силовое и силовой передачи. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для входа и выхода которого в ней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопритоков к вентилятору.
Прикрепления: 9199628.jpg(22.2 Kb) · 2163634.jpg(31.1 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:15 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
6,2-мм пушка КТ-28 («кировская танковая») образца 1927-1932 годов с длиной ствола в 16,5 калибров и начальной скоростью снаряда 381 м/с размещалась в главной башне. Справа от пушки и в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Прицельные приспособления пушки: танковый перископ образца 1932 года и телескопический прицел образца 1930 года. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы. Подъемный механизм — секторного типа, ручной. В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая — 165°. Характерной особенностью размещения боеприпасов было применение вращающейся боеукладки. Две «вертушки» емкостью по 12 снарядов в каждой располагались под правым (командирским) и левым (наводчика) сиденьями главной башни. По обе стороны механика-водителя на правом и левом бортах машины находилось по одному вращающемуся барабану, в каждом из которых было уложено 40 магазинов к пулеметам.
На танке устанавливался 12-цилинд-ровый V-образный карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения М-17-Л. Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, пятискоростной коробки передач (имевшей блокировочное устройство, предотвращавшее переключение передач при не выключенном главном фрикционе), бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач.
Подвеска танка применительно к одному борту состояла из двух тележек, подвешенных к корпусу в двух точках. В каждую тележку входили три каретки, соединенные между собой рычагами, а каждая каретка, в свою очередь, состояла из двух пар катков, связанных попарно балансиром. Все каретки были подрессорены цилиндрическими спиральными пружинами.
Гусеничные ленты — мелкозвенчатые, цевочного зацепления со 121 траком. Зубчатые венцы ведущих колес выполнялись съемными.
В броневых ящиках по обоим бортам корпуса устанавливались приборы дымопуска ТДП-3, для управления которыми в бортах корпуса имелись круглые отверстия.
Радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, обеспечивавшая связь только на остановках, устанавливалась на командирских танках, у которых вследствие этого отсутствовал кормовой пулемет. Для внутренней связи имелся танкофон на 6 человек и радиоприбор «Сафар».
В мае 1937 года начальника СКБ-2 О. М. Иванова, арестованного, а затем расстрелянного, сменил на его посту 29-летний Ж. Я. Котин, протеже Ворошилова, женатый на воспитаннице наркома обороны. Вся дальнейшая работа по обеспечению серийного выпуска и усовершенствованию танка Т-28 проводилась под его руководством.
Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течение всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом. В процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудован зенитной турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12В-до 24В, перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар»; были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части. С 1938 года на танк начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров и начальной скоростью снаряда 555 м/с, обладавшую значительно большей мощностью, чем КТ-28. Танки Т-28 вместе с Т-35 поступали на вооружение отдельных танковых полков РГК, которые в декабре 1935 года были развернуты в отдельные тяжелые танковые бригады. В каждой бригаде насчитывалось пятьдесят четыре машины Т-28. К концу 1938 года в составе автобронетанковых войск РККА имелись четыре тяжелые танковые бригады. Две из них — 10-я и 20-я приняли участие в боевых действиях на Карельском перешейке вовремя советско-финской войны 1939 — 1940 годов. На основании опыта этих боев и довольно высоких потерь от финской противотанковой артиллерии танки Т-28 начали оборудовать броневыми экранами. Толщина лобовой брони корпуса и башни была увеличена за счет этого до 50-80 мм, а бортовой и кормовой — до 40 мм, при этом масса танка возросла до 32 тонн, что отрицательно сказалось на его подвижности. Этот вариант получил обозначение Т-28Э (экранированный).

Добавлено (01.02.2012, 10:15)
---------------------------------------------
Одной из характерных особенностей танкостроения 30-х годов являлась большая работа, проводившаяся по созданию колесно-гусеничных танков. Применение колесно-гусеничного движителя значительно усложняло силовую передачу и ходовую часть танков. Тем не менее, по ряду причин были построены не только различные образцы легких колесно-гусеничных танков, но и средний танк Т-29 с колесно-гусеничным движителем.
Все образцы вновь созданных колесно-гусеничных танков отличались большой оригинальностью конструкций. В отличие от танков БТ у них при движении на колесном ходу было несколько пар ведущих колес, что улучшало их проходимость. Такой колесно-гусеничный движитель был, например, на среднем танке Т-29 — колесно-гусеничном варианте танка Т-28. Хотя по вооружению и броневой защите этот танк не имел существенных отличий от танка Т-28, но зато при движении на гусеницах он развивал максимальную скорость до 54 км/час, а на колесном ходу — до 80 км/час. Боевой вес танка Т-29 был около 24 т. Если принять во внимание вес танка, калибр артиллерийского вооружения и скорость движения на гусеницах, то нельзя не признать созданный в 1936 г. танк Т-29 как одну из важных ступеней на пути в поисках нового типа среднего танка, который завершился в конечном итоге созданием прославленного танка Т-34.
С 1939 года, по приказу К.Е. Ворошилова, на всех танках стала обязательной установка кормового пулемета. На машинах, выпущенных после 1938 года, устанавливалась радиостанция 71-ТК-3, имевшая не поручневую, а штыревую антенну. Наконец, в 1940 году была выпущена партия танков (по разным данным до 12 машин) с коническими главными башнями, аналогичными башням танка Т-35 последней серии. Следует отметить, что вообще была достигнута высокая степень унификации с танком Т-35, в частности, идентичными были цилиндрическая главная башня и пулеметные башенки.
На базе танка Т-28 был создан мостовой танк ИТ-28. Часть машин оборудовалась противоминным Катковым тралом нажимного действия, который обеспечивал траление двух полос шириной 0,5 м каждая. База Т-28 использовалась и для создания опытной самоходной зенитной установки СУ-8 с 76-мм зенитной пушкой. Ряд агрегатов танка применялся в тяжелых САУ серии СУ-14.
В 1940 году производство Т-28 было прекращено. Дальнейшее увеличение толщины броневых листов заводило многобашенную компоновку в тупик — возрастали масса и габариты танка. Вместе с тем количество и расположение башен у Т-28 можно считать оптимальным. Три башни, размещенные в два яруса, при независимом их управлении обеспечивали эффективное сопровождение пехоты массированным огнем.
На всех средних танках Т-28 устанавливались радиостанции 71-ТК-1 или 71-ТК-З.
По состоянию на 1 января 1941 года в РККА находилось 411 танков Т-28 различных модификаций.
Всего за время серийного производства промышленностью было выпущено 523 танка.
Танки Т-28 поступали на вооружение отдельных танковых полков РГК, которые в декабре 1935 года были развернуты в отдельные тяжелые танковые бригады. В бригаде насчитывалось 54 танка. Две бригады — 10-я и 20-я, на вооружении которых находились танки Т-28, принимали участие в боевых действиях на Карельском перешейке во время войны с Финляндией в 1939-1940 гг. К 1941 году танки Т-28 с точки зрения конструкторской мысли уже морально устарели, хотя по вооружению превосходили все немецкие танки того времени, а по броневой защите уступали только танку PzKpfw IV. Они принимали участие в боевых действиях в начальный период Великой Отечественной войны и почти все были потеряны в первые месяцы сражений. Уцелевшие машины принимали участие в отдельных боях вплоть до 1944 года. Колесно-гусеничные танки Т-29 также участвовали в боевых действиях в начальный период войны.

Прикрепления: 2469724.jpg(36.7 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:18 | Сообщение # 5
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
БТ-7

Первый образец танка БТ-7 был представлен 1 мая 1934 года, второй - 7 ноября. Характерными особенностями первых прототипов БТ-7 было наличие курсового пулемета справа от механика - водителя и башни оригинальной конструкции в форме эллипса со скошенной крышей. Причем в проекте была возможность установки в ней без изменений любой из созданных тогда танковых пушек: 76-мм КТ-28 или ПС-3 и 45-мм образца 1932 года. В нише башни размещалась вращающаяся боеукладка барабанного типа на восемнадцать 76-мм снарядов или радиостанция. Танки прошли обширную программу испытаний летом и осенью 1934 года. В итоге для машины с экипажем из 3 человек курсовой пулемет был признан ненужным, а башню забраковали из-за раздельной установки пушки и пулемета. Поэтому в начале 1935 года в серийное производство был запущен с несколько упрощенным бронекорпусом и уже отработанной в производстве башней от БТ-5. Однако, от идеи колесно-гусеничной машины с 76,2-мм пушкой не отказались, и ГАБТУ поручило заводу отработать проект установки на БТ-7 башни от танка Т-26-4.
Корпус серийной "семерки" выпуска 1935 года собирался из броневых и стальных листов и представлял собой жесткую коробчатую конструкцию с двойными бортовыми стенками, продолговатой суженной закругленной кормовой частью и трапециевидной кормой. Все неразъемные соединения корпуса выполнялись преимущественно сварными и в меньшей степени, клепаными. Наружные бортовые стенки - броневые, съемные. внутренние стенки представляли собой 4-мм стальные листы. Корпус танка поддерживался на восьми пружинных рессорах (свечах): шести вертикальных и двух горизонтальных. Вертикальные рессоры располаглись между бортовыми листами и внутренней стенкой корпуса. Горизнтальные - внутри корпуса в боевом отделении танка. Холовая чать состояла из восьми опорных, двух ведущих и двух направляющих колес. При движении на колесном ходу ведущей становилась задняя пара опорных катков, а управляемыми - передняя. На гусеничном ходу руль снимался и укладывался в отделение управления.
В кормовой части располагались: карбюраторный V-образный 12-цилиндровый двигатель М-17Т мощностью 400 л.с, многодисковый сухой главный фрикцион, 4-скоростная коробка передач, бортовые фрикционы и передачи, тормоза, гитары (для привода колесного хода), топливные баки (два по бокам между бортовыми листами и один - в корме).
В башне цилиндрической формы с развитой кормовой нишей размещалась 45-мм тнковая пушка 20К образца 1934 года и спаренный с нею пулемет ДТ. На части танков устанавливались кормовые и зентные пулеметы, а кроме того и радиостанции 71-ТК с поручневой антенной. Экипаж состоял из 3 человек: командир, он же наводчик, заряжающий и механик-водитель.
С 1937 года начался выпуск БТ-7 с конической башней. Вооружение танка осталось прежним, но боезапас был был увеличен на 44 снаряда (он достиг 188 выстрелов, а в танках с радиостанцией - 146). На всех линейных танках устанавливался пулемет ДТ в кормовой нише. Для видения стрельбы из пушки и спаренного пулемета ночью танк оборудовали двумя специальными фарами прожекторного типа, устанавливаемыми на маске пушки. Впоследствии такие фары ставили и на танки более ранних выпусков.
Прикрепления: 6635256.jpg(33.1 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:20 | Сообщение # 6
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Четырехскоростная коробка передач была заменена трехскоростной. Внесли изменения в трансмиссию, усилили пружины балансирных подвесок ведущих колес колесного хода, уширили резиновые бандажи ленивца и ведущих колес гусеничного хода. На последних, впрочем, в 1938 году резиновые бандажи были ликвидированы. Тогда же крупнозвенчатую гусеницу стали менять на мелкозвенчатую. В ходе модернизации толщина лобовой брони БТ-7 достигла 22 мм. Боевая масса возросла до 13925 кг.
Танки БТ-7 поступали на вооружение танковых бригад танковых корпусов, а также в отдельные танковые бригады и предназначались, в соответствии с теорией глубокой наступательной операции, для развития прорыва в глубину обороны противника.
Эксплуатация машин в войсках выявила целый ряд недостатков, часть из которых устранялась в процессе производства, часть же была характерна для танков с колесно-гусеничным движителем вообще и была неустранима. Например. резиновые бандажи при движении на колесах по шоссе с твердым покрытием начинали разрушаться после 100 км пробега. Кроме того, значительная часть забронированного объема "съедалась" за счет двойного борта. Неустранимым недостатком можно считать и сложность привода колесного хода, который к тому же приходилось возить бесполезным грузом при движении на гусеницах. Испытания на НИБТ полигоне выявили , что переход с колес на гусеницы и обратно занимает больше часа, в то время, как в руководстве службы значилось 25-30 минут.
Оставляли желать лучшего и моторы М-17, отработавшие летный ресурс (100 моточасов) и устанавливаемые в танки после капремонта. Жалобы из войск на их низкую надежность были частым явлением. Карбюраторный мотор был к тому же, слишком прожорливым, чем приходилось платить за большие мощность и запас хода. Общая емкость всех бензобаков составляла 790 литров, а расход топлива на 100 км составлял 150-160 кг.
Уже в 1938 году на ХПЗ построили четыре опытных танка БТ-8 с дизелем В-2. После сравнительных испытаний БТ-7 и БТ-8 было решено начать в 1940 году производство дизельных танков. Для обеспечения программы производства двигателей В-2, которые, помимо танков, ставили и на тягачи "Ворошиловец", двигательное производство ХПЗ было выделено в самостоятельный завод №75.

Добавлено (01.02.2012, 10:20)
---------------------------------------------
Тактико-технические характеристики
легкого колесно-гусеничного танка БТ-7
Масса в снаряженном состоянии: 13000 кг
Экипаж: 3 чел
Длина: 5660 мм
Ширина: 2230 мм
Высота: 2420 мм
Клиренс: 350 мм
Длина участков ленты, соприкасающейся с грунтом: 3600 мм
Ширина траков: 260 мм
Удельное давление на грунт: 0,74 кг/см кв.
Бронирование:
Лоб корпуса: 13 мм
Башня/угол наклона: 15 мм/75-78°
Борт/угол наклона: 13 мм/90°
Корма/угол наклона: 13 мм/32° (верхний); 80° (нижний)
Крыша: 10 мм
Днище: 6 мм
Вооружение:
45-мм пушка 20К обр. 1934 г, два 7,62-мм пулемета ДТ
Углы вертикального наведения : -4° ; +40°
Боекомплект: 172 выстрела (132 на танке, оснащенном радиостанцией),
2309 патронов
Двигатель:
М-17Т, V-образный, 12-цилиндровый, 4-тактный, жидкостного охлаждения
Мощность двигателя: 400 л.с.
Количество передач: 4 вперед, 1 назад
Емкость топливного бака: 790 л.
Расход топлива по шоссе на 100 км. (колеса/гусеницы): 160/230 л.
Скорость по шоссе на колесах: 73 км/ч.
Скорость по шоссе на гусеницах: 53 км/ч.
Запас хода по шоссе на колесах: 500 км
Запас хода по шоссе на гусеницах: 375 км
Преодолеваемые препятствия:
Подъем: 37 град.
Крен: 30-35 град.
Ширина рва: 2,5 м
Высота стенки: 0,75 м
Глубина брода: 1,2 м

С декабря 1939 года начался выпуск танка БТ-7М, внешне почти неотличимого от БТ-7. Жесткость корпуса БТ-7М повысили за счет установки раскосов, в днище появился подмоторный люк. уменьшились размеры колпака воздушного фильтра. Большая экономичность дизеля позволила сократить возимый запас топлива, отказаться от дополнительных топливных баков на надгусеничных полках. БТ-7М выпускался до 1940 года, некоторое время параллельно с Т-34. Всего же с 1935 года было изготовлено 4881 танк БТ-7 и БТ-7А; 706 БТ-7М. В войсках НКВД числилось 163 танка БТ-7.
БТ-7 был выдающимся танком, не имевшим себе равных в мире по ходовым и маневренным качествам. Он стал гордостью и заслуженным символом автобронетанковых войск РККА в предвоенные годы, поскольку в большей степени соответствовал представлению о танках, как о главной ударной силе сухопутных войск.

Тактико-технические характеристики
легкого колесно-гусеничного танка БТ-7М

Масса в снаряженном состоянии: 14650 кг
Экипаж: 3 чел
Длина: 5660 мм
Ширина: 2290 мм
Высота: 2420 мм
Клиренс: 350 мм
Бронирование:
Лоб корпуса: 20 мм
Башня: 15 мм
Борт: 13 мм
Корма: 13 мм
Крыша: 10 мм
Днище: 6 мм
Вооружение:
45-мм пушка 20K обр. 1934г, два 7,62-мм пулемета ДТ
Боекомплект: 188 выстрелов,
2394 патрона
Двигатель: В-2, дизель
Мощность двигателя: 500 л.с.
Скорость по шоссе на колесах: 86 км/ч.
Скорость по шоссе на гусеницах: 62 км/ч.
Запас хода по шоссе на колесах: 700 км
Запас хода по шоссе на гусеницах: 600 км
Преодолеваемые препятствия:
Подъем: 37 град.
Крен: 30-35 град.
Ширина рва: 2,5 м
Высота стенки: 0,75 м
Глубина брода: 1,2 м

Прикрепления: 7375408.jpg(35.0 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:25 | Сообщение # 7
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
T-60

Первые Т-60 приняли бой осенью 1941 года - в битве за Москву. В этом сражении они честно и до конца выполнили свой долг по защите столицы. Их мобильность, неплохие эксплуатационные качества в условиях суровой зимы оказали существенную помощь при контрнаступлении советских войск в самом конце 1941 года. Темпы выпуска Т-60 в начале 1942 года были уже достаточны, чтобы приступить к формированию значительных по численному составу танковых частей. По положению на март 1942 года танковый корпус по штату должен был иметь 100 танков, из которых 40 машин были именно “шестидесятками” (остальные - 20 КВ и 40 Т-34). С середины апреля 1942 года численный состав корпуса был увеличен до 150 танков при сохранении процентного соотношения по типам машин.
Впереди была крайне тяжелая летняя кампания 1942 года. Для этого времени Т-60 был объективно слабее большинства противостоящих ему немецких танков. Его лобовое бронирование позволяло держать попадания пуль калибром 7,92 и 13,1 мм, снарядов 20-мм танковых и зенитных орудий и было существенным препятствием для снарядов 37-мм противотанковых пушек. При определенных обстоятельствах оно могло выручить и при попадании снаряда из короткоствольного 50 или 75 мм орудия. 20-мм пушка ТНШ-20 позволяла успешно бороться с вражескими легкими танками, бронетранспортерами и бронеавтомобилями. Бронепробиваемость ее снаряда была достаточно высока, чтобы с близких дистанций поражать в борт Pz.Kpfw.III и IV ранних серий. Однако в 1942 году удельный вес машин этих серий в Вермахте был невысок (равно как и легких танков Pz.Kpfw.I и II) - многие из них были просто уничтожены в боях 1941 года. Новые же немецкие танки стали оснащаться усиленным бронированием и длинноствольными орудиями калибра 50 и 75 мм. Они представляли серьезную опасность для Т-34 и даже для КВ, поэтому встреча с ними для Т-60 кончалась в большинстве случаев его поражением.
Как следствие этого, отношение советских танкистов к Т-60 было “не очень” - в солдатском фольклоре он часто проходил как "БМ-2" (братская могила на двоих). Однако были экипажи, которые не стеснялись называть Т-60 своими любимыми машинами. Часто они давали им звучные названия, как “Орел” или “Грозный”, и в бою их скромные Т-60 были достойны своих имен. Дело в том, что по своим данным “шестидесятка” была очень подходящей машиной для борьбы с вражеской пехотой. Известны случаи, когда один или два Т-60 срывали атаки сил неприятельской пехоты численностью до батальона. Небольшой размер, малошумность, высокая подвижность и ураганный огонь автоматической пушки ТНШ-20 и пулемета ДТ делали его страшным врагом немецких пехотинцев.
Прикрепления: 6458290.jpg(30.7 Kb) · 1739807.jpg(40.4 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:27 | Сообщение # 8
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Следует заметить, что легкобронированные машины, вооруженные скорострельной пушкой и пулеметом, сейчас очень широко представлены в армиях различных стран. Поддержка пехоты как раз и является одним из основных назначений этих боевых средств. Т-60 не мог транспортировать пехотинцев кроме как в открытую на своей броне. Но его огонь был существенной помощью для пехоты как в обороне, так и в наступлении. К сожалению, заменивший Т-60 новый легкий танк Т-70 уже не мог так эффективно поддерживать пехотинцев. Замена автоматической 20-мм пушки на 45-мм полуавтоматическую повысила бронепробиваемость, но резко снизила темп огня - с орудием по-прежнему управлялся только один командир машины. Но развитие Н.А.Астровым и сотрудниками линии Т-40, Т-60 и Т-70 привело к созданию самоходки СУ-76М, которая стала с 1943 года основным средством непосредственной поддержки пехоты в бою.
Когда не было в распоряжении других, более подходящих машин, Т-60 вступали в неравные поединки с немецкими танками. Здесь для победы требовалось все умение, слаженность и мужество экипажа. Не имея возможности самому поразить врага, советские танкисты, используя маневренные качества “шестидесятки”, заманивали неприятельские танки под огонь противотанковых орудий или ружей. В наставлениях для экипажа Т-60 того времени указывалось, что в случае встречи с более сильным противником необходимо маневрировать на самой большой скорости, ведя постоянный огонь из пушки и пулемета по смотровым приборам вражеского танка. Этот огонь при удачном попадании мог ослепить его экипаж, нервировал немецких танкистов постоянными звуками рикошетирующих от брони снарядов и пуль, провоцируя их на неточную стрельбу или даже на выход из боя.
Т-60 активно использовались на всех фронтах в течение 1942 года. Небольшие размер и масса позволили доставлять их на речных судах войскам, оборонявшим блокадный Ленинград. Чтобы не привлекать внимание авиации врага, груз таких судов хорошо маскировался под лес, песок или уголь навалом. В силу все тех же причин Т-60 использовались в десантных операциях на Черноморском побережье. Но апогеем их боевого применения стали Сталинградская битва и деблокада Ленинграда. В ходе снятия блокады советским войскам часто приходилось действовать в лесистой и заболоченной местности, где только Т-60 могли успешно оперировать из всей имевшейся тогда в наличии бронетехники. Начиная с 1943 года Т-60 стали переводиться на “вспомогательную” работу - они служили командирскими машинами самоходчиков, воевавших на СУ-76М; тягачами противотанковых пушек; в разведывательных подразделениях. Их место в рядах танковых частей заняли Т-70, которым, впрочем, была уготована та же участь, только несколько позже. Именно в таком качестве Т-60 встретили победный май 1945 года. Небольшое количество машин приняло участие в разгроме Квантунской армии на Дальнем Востоке. После войны все уцелевшие “шестидесятки” были очень быстро списаны.

Добавлено (01.02.2012, 10:27)
---------------------------------------------
Немцы называли Т-60 “неистребимой саранчой” и вынуждены были с ними считаться. Тем самым они признавали за “шестидесяткой” достойное место среди модельного ряда советских танков. Некоторое количество Т-60, захваченных в 1942 году, немцы передали своему союзнику - Румынии, где на их базе разработали самоходную установку открытого типа TACAM. Эта машина вооружалась трофейной советской 76,2-мм пушкой ЗиС-3. Эта артсистема адаптировалась под немецкий 75-мм бронебойный снаряд и по бронепробиваемости румынская самоходка не уступала немецкой машине Marder II. Сами немцы использовали трофейные Т-60 в качестве тягачей для своих противотанковых пушек.
До наших дней сохранились всего один полноценный экземпляр в Музее бронетанковой техники в Кубинке и натурная копия (только внешняя), изготовленная в конце 60-х годов, в музее Выксунского завода ДРО.
В Музее обороны Ленинграда с марта 1947 года экспонировался танк Т-60 №164 из состава Ленфронта, на котором лейтенант Д.И.Осатюк при прорыве блокады в январе 1943 года одним из первых пробился на Большую землю. Впоследствии при ликвидации музея в 50-е годы танк №164 бесследно исчез. Один “шестидесятый” в хорошем состоянии, но без пушки ШВАК хранится в танковом музее в г. Парола (Финляндия). Наверное, единственный танк-памятник Т-60 находится в п. Глубокий Ростовской области.
Модификации и проекты на базе Т-60.
Танк Т-60 оказался отличной базой для проведения различных экспериментальных работ и создания на его основе новых боевых модификаций. Для противовоздушной обороны танковых соединений и объектов, а также штабов требовалась бронированная зенитно-пулеметная установка, подвижность которой не уступала бы танкам. Поэтому в самом конце 1942 года на Горьковском автозаводе по собственной инициативе был построен танк 063 или Т-60-3 (3 - модификация, а не з - зенитный) со спаренной установкой двух зенитных пулеметов ДШК в открытой башне увеличенных размеров. Поскольку на заводе не смогли выполнить зубчатый венец погона башни с нужной для зенитной стрельбы точностью, танк на вооружение не приняли, хотя необходимость в подобном изделии оставалась очень острой и для него можно было бы использовать часть освободившегося парка танков Т-60.
На опытном танке ГАЗа Т-95, также изготовленном на базе “шестидесятки”, опробовали другой вариант установки такого же зенитного вооружения и прицелов, но и эта машина по ряду причин не выпускалась. Аналогичную работу проводил завод №37, построив в июле 1942 года по заданию Главного артиллерийского управления зенитную 37-мм автоматическую установку ЗСУ-37 на базе Т-60. Из-за недостаточной жесткости корпуса и опоры поворотной платформы она также оказалась неудачной и не была принята на вооружение.
Не дала ожидаемых результатов попытка создания открытой самоходной артиллерийской установки с 45-мм противотанковой пушкой М-42. На заводе №38 спроектировали и к лету 1944 года построили 76-мм открытую артиллерийскую общевойсковую самоходную установку ОСУ-76 - по идее предельно легкую и дешевую САУ непосредственной поддержки пехоты. На ней использовали дивизионное орудие ЗИС-3 образца 1942 года, а от танка Т-60 - трансмиссию и ходовую часть (с задней ведущей звездочкой). Дефицит 6-цилиндровых двигателей вызвал установку на ней старого 4-цилиндрового ГАЗ-М, что предопределило низкие удельную мощность и соответственно плохую подвижность машины. Для снижения веса пушка прикрывалась только спереди и частично по бокам противопульной броней толщиной всего 6 мм. Установка оказалась неустойчивой при выстреле - сказывались большая высота линии огня при короткой базе четырех опорных катков, хотя по опыту СУ-76М было известно, что для этой пушки требовалось шесть катков, малая масса машины - 4,2 т и несимметричное относительно оси положение орудия. Производство ОСУ-76 планировалось в 1944 году (план на III квартал - 129 машин) на ленинградском заводе №7 совместно с заводом №38 - поставщиком агрегатов ходовой части и трансмиссии. Однако из-за низких боевых качеств принята она не была, а в 1944 году, когда в войсках уже имелись более удачные установки СУ-76М, и не нужна.

Прикрепления: 4634995.jpg(17.3 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:28 | Сообщение # 9
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Для повышения в целом неплохой проходимости танка Т-60 по снегу на ГАЗе задумали предельно снизить удельное давление на поверхность и сделать его более равномерным. Для этого зимой 1942 года под руководством Н.А.Астрова с участием В.К.Рубцова и С.С.Строева на одном из образцов поставили на борт 8 опорных катков малого диаметра от электрокара, попарно связанных жесткими балансирами с рычагами четырех тележек подвески. Применили новую гусеницу с максимально уширенными траками удвоенного от нормального шага. Результат оказался хорошим - проходимость по снегу резко улучшилась, однако возросли механические потери и вибрации, а мощности двигателя не хватало для уверенного движения. Самую высокую проходимость по снегу любой глубины плотности показал опытный Т-60 с лыжно-гусеничным движителем системы С.С.Неждановского, также построенный зимой 1942 года.
На танках Т-60 монтировались реактивные установки залпового огня БМ-8-24(изделие 52-353-Б), принятые на вооружение в конце октября 1941 года.
Для переброски легких танков в составе десантов в тыл врага, а также для снабжения ими крупных партизанских отрядов конструктор легкой авиации О.К.Антонов предложил осенью 1941 года построить упрощенный буксируемый планер разового применения, в качестве фюзеляжа которого использовался бы корпус танка Т-60, а его ходовая часть - в качестве взлетно-посадочного устройства. Предполагалось, что такой комбинированный планер может буксироваться четырехмоторным бомбардировщиком ТБ-3 или самолетом ДБ-ЗФ до пункта назначения, а после расцепления производить посадку на площадку ограниченных размеров, сбрасывать крылья с хвостовым оперением и с ходу идти в бой. Задание на подобный летательный аппарат, которому не было аналогов в истории, О.К.Антонов, поддержанный начальником НТК ГБТУ генералом С.А.Афониным, получил в конце 1941 года. Машину спроектировали всего за две недели и к лету 1942 года построили на планерном заводе в Тюмени. Она получила название КТ (“Крылья танка”), а также обозначалась индексами А-Т, АТ-1 или планер А-40.
Крылья с размахом 18 м и двухбалочное хвостовое оперение были выполнены по бипланной схеме для уменьшения размеров планера - длина его составляла всего 12,06 м. Тросовое управление подвели к месту механика-водителя танка, дополнительно оборудовав его зеркалами бокового и заднего обзоров. Саму машину предельно облегчили (до массы 5800 кг), сняв вооружение, боекомплект, фары, крылья и слив почти все топливо.
Испытательный полет осенью 1942 года на буксире у ТБ-3 (планерист, он же механик - летчик-испытатель С.Н.Анохин) показал, что идея летающего легкого танка целесообразна и вполне осуществима. Однако ввиду большого аэродинамического сопротивления планера КТ, еще не имевшего обтекателей, буксировка потребовала использования максимальной мощности уже порядком изношенных двигателей ТБ-3, которые стали греться - планер пришлось в аварийном порядке отцепить. На удивление он нормально спланировал и удачно сел на кочковатом поле в районе Раменского аэродрома, вызвав панику среди зенитчиков и непредупрежденной команды батальона аэродромного обслуживания. Сбросив крылья, Т-60 своим ходом благополучно вернулся на базу в Монино. Из-за отсутствия других подходящих для данной цели бомбардировщиков, лучшим из которых был бы Пе-8, эта интересная работа не имела дальнейшего продолжения.

Тактико-технические характеристики Т-60:
масса: 6400 кг;
экипаж: 2 чел.;
длина: 4,10 м;
ширина: 2,30 м;
высота: 1,75 м;
вооружение: 20-мм пушка ТНШ-20, 7,62-мм пулемет ДТ обр. 1929 г.;
боезапас: 754 выстрела, 945 патронов;
двигатель: ГАЗ-202, 6-цилиндровый, карбюраторный, рядный, жидкостного охлаждения;
мощность двигателя: 76 л.с.;
максимальная скорость: 44 км/ч;
запас хода: 455 км.
Прикрепления: 8913446.jpg(78.5 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:31 | Сообщение # 10
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Т-70

Танк Т-70 был разработан в КБ Горьковского автомобильного завода под руководством Н. А. Астрова и предназначался для замены легкого танка Т-60. В январе 1942-го после показа первого опытного образца И. В. Сталину танк приняли на вооружение Красной Армии. С марта на ГАЗе началось его серийное производство (сначала параллельно с Т-60).
Корпуса танков (их поставлял Муромский паровозостроительный завод) сваривались из катаных броневых листов, установленных под углами наклона от 30 до 60 градусов. В одноместной сварной башне (на прототипе, впервые в танках, использовали литую башню конструкции В. А. Декодова), смещенной влево относительно продольной оси корпуса, устанавливалась 45-мм пушка и спаренный с нею пулемет ДТ. Для увеличения прочности стыки листов башни прикрывались броневыми угольниками. На крышке люка башни размещалась не вращающаяся башенка со смотровыми щелями по периметру и перископический прибор наблюдения.
Ходовая часть танка состояла из пяти опорных обрезиненных катков на борт, трех поддерживающих катков, ведущего колеса переднего расположения со съемным зубчатым венцом и направляющего колеса, аналогичного по устройству опорному катку. Подвеска опорных катков — индивидуальная торсионная. В состав трансмиссии входили: двухдисковый полуцентробежного типа главный фрикцион сухого трения, четырехступенчатая коробка передач типа ЗИС-5, главная передача, бортовые фрикционы и бортовые передачи.
С сентября 1942 года началось производство танка Т-70М с усиленной ходовой частью и трансмиссией. Были увеличены: ширина гусеничной цепи, шаг трака, диаметр зубчатого венца ведущего колеса. Ширина опорного катка возросла с 104 до 130 мм. Усилили также поддерживающие катки и бортовые передачи. Внесли и ряд других мелких изменений, в частности смотровую щель на люке механика-водителя заменили перископическим прибором наблюдения. Помимо ГАЗа, некоторое количество этих танков изготовили в Кирове и Свердловске.
Летняя кампания выявила низкие боевые качества новых легких танков, которые с трудом могли бороться с немецкой бронетехникой, а слабая бронезащита не позволяла эффективно использовать для поддержки пехоты. В результате, многие советские танковые военачальники давали Т-70 очень нелестную характеристику. Например, командир 1-го танкового корпуса генерал-майор М.Е. Катуков во время приема у И. Сталина на вопрос о том, как воюют наши танки, сказал о Т-70 следующее: "Легкий танк Т-70 имеет более солидную броневую защиту (Имелось ввиду по сравнению с Т-60), вооружен 45-мм пушкой, на нем установлены два автомобильных двигателя. Но он только начал поступать на вооружение и пока себя ничем особенным не проявил. Одна канитель с ними, товарищ Сталин".

Добавлено (01.02.2012, 10:31)
---------------------------------------------
И, тем не менее, воевать на Т-70 было можно. В документах военного времени часто встречаются донесения о героических действиях экипажей легких танков. Так, в приказе по 6-й гвардейской танковой бригаде №0187/сс от 20 декабря 1943 года "О выплате денежного содержания за сожженные и подбитые танки" есть и о поощрении экипажа Т-70 гвардии лейтенанта Л.И. Дорохина (механик-водитель старший сержант Ростовцев) 2-го батальона бригады "огнем своего танка подбившего 2 немецких Т-3". В соответствии с установленными денежными премиями за уничтожение двух немецких боевых машин Дорохин и Ростовцев получили по 1000 рублей каждый.
В ходе боев экипажи Т-70 использовали и такой прием, как таран вражеской техники. Причем его применяли не только против автомобилей, бронемашин или бронетранспортеров, но и против танков противника. Например, в журнале боевых действий 150-й танковой бригады, действовавшей в составе 40-й армии Воронежского фронта, в районе Урыв на воронежском направлении 3-24 января 1943 года, есть такая запись: "Старший лейтенант Захарченко и механик-водитель старший сержант Кривко, отражая контратаки танков и израсходовав снаряды, со всей своей ротой Т-70 пошли на таран немецких танков. Захарченко сам лично протаранил 2 танка и взял в плен командира и начальника штаба 100-го танкового батальона особого назначения". К сказанному следует добавить, что речь идет о 100-м батальоне огнеметных танков вермахта (Panzer-Abteilung (Flamm) 100), имевшем на вооружении огнеметные танки Pz.II Flamm и обычные Pz.II. Так что Т-70 при массе в 10 тонн мог без труда протаранить танки этого батальона, а учитывая отсутствие на огнеметных машинах пушечного вооружения сделать это было не так уж и сложно.
В том же документе есть информация и о других успешных действиях экипажей Т-70 150-й танковой бригады. Так, в ходе проведения Льговской операции (январь 1943 года) в районе населенного пункта Семеновский "капитан Дьяченко двумя Т-70 захватил 4 орудия и 32 пленных, а 8 человек орудийной прислуги уничтожил. Со своей стороны потерь не имел".
В некоторых бригадах танки, в том числе и Т-70, получали собственные номера. Например, в 28-й гвардейской танковой бригаде 39-й армии по состоянию на 13 августа 1943 года имелось 30 Т-34 и 24 Т-70, причем все машины были именными. Известны следующие названия танков Т-70 этой части: "Вихрь", "Тайфун", "Гранаты", "Варяг", "Рахматуллин", "Истребитель" и "Безымянный". В ходе боев 13 - 15 августа по овладению передним краем немецкой обороны у деревни Понизовье бригада потеряла 25 танков Т-34 и 8 Т-70, уничтожив при этом до 300 человек, 6 противотанковых орудий, 4 Дзота, 3 пулемета, 1 самоходку и 2 автомобиля. А всего с 13 по 31 августа 1943 года, когда 28-я гвардейская танковая бригада была выведена из боя.
Таким образом, при одинаковой интенсивности боевого применения, потери Т-70 по сравнению с Т-34 были меньше. Здесь следует учесть, что 28-я гвардейская танковая бригада вела наступательные бои в условиях лесисто-болотистой местности. При этом благодаря меньшим (по сравнению с Т-34) размерам и массе Т-70 действовали более успешно и несли меньшие потери.
Пиком карьеры легкого танка Т-70 стала битва на Курской дуге, после чего его карьера стала стремительно клониться к закату. В ходе этого грандиозного сражения стало окончательно ясно, что эффективность легких танков в открытом бою близка к нулю. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что в процентном отношении потери Т-70 были меньше, чем например, у Т-34. Связано это было с тем, что Т-70, как правило, старались использовать во вторых эшелонах атакующего боевого порядка, а также с меньшими (по сравнению с другими танками) габаритными размерами.
$IMAGE1$

Прикрепления: 3850452.jpg(33.0 Kb) · 6682299.jpeg(20.5 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:37 | Сообщение # 11
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Так, по состоянию на вечер 4 июля 1943 года танковые части Центрального фронта включали в себя одну танковую армию, два отдельных танковых корпуса, две отдельных танковых бригады, 15 отдельных танковых и 6 самоходно-артиллерийских полков, в составе этих частей имелось 1487 танков (880 Т-34, 75 КВ и КВ-1с, 151 американский и английский, 67 Т-60 и 314 Т-70) и 96 СУ, кроме того 166 танков (24 КВ, 87 Т-34 и 55 Т-70) имелось в техническом резерве фронта. Таким образом, 369 Т-70 составляли чуть больше одной пятой (22%) всего танкового парка войск Центрального фронта к началу Курской битвы.
В ходе начавшегося 5 июля немецкого наступления войска Центрального фронта вступили в тяжелые бои с противником, неся при этом большие потери. Например, 2-я танковая армия, имевшая к началу боев 447 боевых машин (305 Т-34, 125 Т-70 и 17 Т-60), в период с 5 по 15 июля потеряла: сгоревшими 85 Т-34 и 49 Т-70, подбитыми 92 Т-34 и 44 Т-70, подорванными на минах 1 Т-34, Т-70. В ходе знаменитого Прохоровского сражения танки Т-70 составляли до 50% участвовавших в бою машин. Так, по состоянию на 11 июля 1943 года 5-я гвардейская танковая армия с приданными частями насчитывала 985 танков и САУ, из них 581 Т-34, 314 Т-70, 34 МК-IV "Черчилль". 2 КВ и 54 САУ. Как видно, семидесятки составляли почти 34% танкового парка армии.
Например, к вечеру 11 июля 1943 года в составе 29-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии имелось 262 боевых машины - 138 Т-34, 89 Т-70, 2 КВ и 33 САУ. Из этого количества 12 июля участвовало в знаменитой атаке у Прохоровки 212 бронеединиц: 122 Т-34, 70 Т-70, 20 САУ. Как видно, Т-70 составляли до 40% танков корпуса. В ходе боя 12 июля потери (в скобках указаны безвозвратные) составили 149 машин - 95 (75) Т-34, 35 (28) Т-70 и 19 (14) САУ. Из участвовавших в атаке Т-34 вышло из строя 78%, а у Т-70 только 50%, при этом более 60% потерянных тридцатьчетверок не подлежали восстановлению, а у семидесятки этот показатель составлял 40%. Одна из причин такого соотношения потерь, легких и средних танков советского производства отмечалась в отчете "Поражаемость танков в Великой Отечественной войне", составленном осенью 1945 года:
"Случаев полного разрушения танков Т-70 и других легких танков от взрыва снарядов боекомплекта в ходе войны не наблюдалось. Проведенными испытаниями установлено, что боекомплект 45-мм снарядов не детонирует".
Сражение на Курской дуге еще раз показало, что Т-70 не годятся для использования в открытом бою. Но любопытно, что несмотря на категорическое суждение командующего 5-й гвардейской танковой армией П. Ротмистрова, высказанное в письме Г. Жукову 30 августа 1943 года: "Танки Т-70 просто нельзя стало допускать к танковому бою, так как они более чем легко уничтожаются огнем немецких танков", по окончании наступательной операции на орловско-белгородском направлении в июле - августе 1943 года стали появляться и иные точки зрения.
$IMAGE1$

Добавлено (01.02.2012, 10:37)
---------------------------------------------
"Танк Т-70 в виду своей высокой подвижности как нельзя лучше соответствует задаче преследования отступающего противника...
В отличие от Т-34 и КВ, танк указанного типа обладает малой шумностью (звук танка не превышает звука автомобиля) даже в движении на самых высоких оборотах, что вкупе с малыми размерами самого танка, позволяет подразделениям на Т-70 подбираться практически вплотную к противнику, не вызывая у него преждевременной паники...
Если немецкие артиллеристы могут вести огонь по танку Т-34 с расстояния 800-1200 м, то малые размеры Т-70 на местности снижают эту дистанцию до 500-600 м. Малый вес танка облегчает его транспортирование как к линии фронта, так и во время эвакуации подбитых танков в тыл. Танки Т-70 проще в освоении и управлении малоподготовленными водителями, подлежат ремонту в полевых условиях...
Все имеющиеся случаи больших потерь подразделений танков Т-70 объясняются большей частью неграмотным применением, но не конструктивными недостатками самого танка.
Считаю решение о прекращении производства танка Т-70 преждевременным. Выпуск танка следует сохранить, усилив его вооружение за счет перехода к 45-мм пушке обр.1942 года или полковой пушке обр. 1943 года".
К концу Великой Отечественной войны количество Т-70 в войсках было очень невелико. Например, по состоянию на 10 мая 1945 года танковые части 2-го Украинского фронта насчитывали 381 танк и САУ, из этого количества Т-70 было только 9 штук (по одному в составе 51-й гвардейской самоходной бригаде и 112-м самоходно-артиллерийском дивизионе и 7 в 28-м отдельном учебном танковом полку фронта).
Небольшое количество танков Т-70 использовались в Войске Польском (53 машины) и Чехословацком корпусе (10 штук), куда они были переданы из частей Красной Армии. Кроме того, некоторое количество трофейных Т-70 и Т-70М применялись частями вермахта под обозначением Panzerkampfwagen Т-70®. Точное количество этих машин неизвестно, но вряд ли их было больше 40-50 штук. Чаще всего эти танки использовались в пехотных дивизиях и полицейских частях (Ordnungspolizei, причем в последних (например, в 5 и 12-й полицейских танковых ротах - Pol.Pz.Ko) Т-70 эксплуатировались до конца 1944 года. Кроме того, довольно много Т-70 со снятыми башнями использовались в противотанковых частях вермахта для буксировки 50 - 75-мм пушек.
Всего было выпущено 8226 Т-70, т.е. по массовости производства они стояли на втором месте после Т-34.
Низкая прицельная скорострельность, вызванная совмещением одним человеком функций наводчика и заряжающего, вынудила снять в начале 1943 года танк Т-70 с производства и заменить его несколько улучшенной моделью Т-80 с увеличенной башней, в которой размещались два человека. Ходовая часть, трансмиссии и агрегаты управления и прочее остались такими же как и у Т-70.

Прикрепления: 3915576.jpg(93.6 Kb)


Сообщение отредактировал генсек1943 - Среда, 01.02.2012, 10:36
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:55 | Сообщение # 12
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
[b]Тяжелый многобашенный танк Т-35[/b]

Идея создания этакого сухопутного всесокрушающего линкора будоражила военных во всех развитых в военном отношении странах. А размах индустриализации, тяга к гигантомании и общий энтузиазм в молодом СССР привели к рождению пятибашенного сухопутного «дредноута» Т-35. В период когда конница была главенствующей силой на поле боя, а противотанковая артиллерия по сути отсутствовала, такой танк казалось бы ждала привлекательная перспектива.
работы по созданию тяжелых танков начались в СССР в декабре 1930 года, когда Управление моторизации и механизации (УММ) РККА заключило с Главным конструкторским бюро Орудийно-оружейно-пулеметного объединения договор на разработку проекта тяжелого танка прорыва, получившего обозначение Т-30. Предполагалось, что это будет 50 тонная машина, вооруженная двумя 76-мм орудиями и пятью пулеметами. Но отсутствие отечественного опыта танкостроения не позволило создать даже проекта полноценной боевой машины такого класса. В начале 1932 года, после выполнения эскизных чертежей и постройки деревянной модели танка все работы по Т-30 были прекращены, ввиду его полной несостоятельности, как боевой машины.
Не увенчалась успехом и попытка Автотанкодизельного отдела Экономического управления ОГПУ (АТДО ЭКУ ОГПУ) (тюремного КБ в котором трудились арестованные конструкторы) разработать до 1931 года проект танка прорыва, массой 75 т. Как и Т-30, этот проект имел множество недостатков, исключавших возможность серийной постройки такой машины.
Лишь вмешательство иностранных специалистов сдвинуло дело с мертвой точки. В марте 1930 года в Советский Союз прибыла из Германии группа инженеров во главе с Эдвардом Гротте. На ленинградском заводе "Большевик" из них сформировали конструкторское бюро АВО-5, в состав которого и вошла эта группа. Помимо немецких, в группу вошли и молодые советские инженеры. После постройки в августе 1931 года танка ТГ-1 и его испытаний, от дальнейших услуг Гротте и немецких инженеров по ряду причин отказались. АВО-5 было реорганизовано, и его возглавил молодой и энергичный инженер Н. В. Барыков, работавший ранее заместителем Гротте.
Новое КБ получило от УММ РККА задание "К 1 августа 1932 года разработать и построить новый 35-тонный танк прорыва типа ТГ". Этой машине присвоили индекс Т-35. Работы по танку отслеживал лично М.Тухачевский, - инициатор создания танковых корпусов. При проектировании Т-35 учитывался полуторалетний опыт работы над ТГ-1, а также результаты испытаний немецких танков "Гросстрактор" на полигоне под Казанью и материалы (развединформация) комиссии по закупке бронетанковой техники в Великобритании.
Было последовательно создано два прототипа Т-35-1 и Т-35-2, отличающиеся друг от друга двигателями (М-6 и М-17, соответственно), трансмиссией, конструкцией коробки передач и формою фальшборта. Также, по личному указанию И.В. Сталина была произведена унификация главных башен разрабатываемого тяжёлого Т-35 и среднего T-28 (трёхбашенного). Оба прототипа участвовали в военном параде 1 мая, Т-35-1 – в Москве, а Т-35-2 – в Ленинграде.
Параллельно со сборкой Т-35-2 в Ленинграде велась разработка чертежей серийного танка Т-35А. Причем Т-35-2 рассматривался лишь как переходная модель, идентичная серийному образцу лишь в части трансмиссии. В соответствии с Постановлением Правительства СССР в мае 1933 года серийное производство Т-35 было передано на Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна (ХПЗ). Туда, в начале июня 1933 года в срочном порядке отправили еще не прошедшую испытания машину Т-35-2 и всю рабочую документацию по Т-35А.
Проект последнего значительно отличался от обоих прототипов. Танк имел удлиненную на одну тележку ходовую часть, малые пулеметные башни новой конструкции, средние башни увеличенного размера с 45-мм орудиями 20K, измененную форму корпуса и т.д. По существу это была уже новая машина, что вызвало ряд трудностей при ее изготовлении. К производству Т-35 подключили несколько заводов, в том числе Ижорский (бронекорпуса), "Красный Октябрь" (коробки передач), Рыбинский (двигатели). Т-35 изготовлялся по узловому принципу (9 узлов), окончательная же сборка первой машины велась на специальных козлах (стапелях). Она началась 18 октября 1933 года и закончилась к 1 ноября. После предварительной обкатки танк 7 ноября принял участие в праздничном параде в Харькове (в то время столица Украины). В этот же день оба прототипа - Т-35-1 и Т-35-2 были показаны на параде в Москве. Серийное производство началось в 1934году. Начавшиеся репрессии инженерно-технических работников не способствовали быстрому освоению производства Т-35. Например, в марте 1934 года на ХПЗ пришло указание "о необходимости тщательной проверки конструкторских расчетов, особенно по коробке скоростей, поскольку в ее проектировании принимал участие конструктор Андрыхевич, ныне арестованный".

Добавлено (01.02.2012, 10:53)
---------------------------------------------
Т-35 был для своего времени грандиозен не только по размерам, но и по финансовым затратам на его разработку, строительство и эксплуатацию (Т-35А обходился казне в 525 тыс. рублей; за эти же деньги можно было построить девять легких танков БТ-5).

Конструкция танка Т-35.
тяжелый пятибашенный танк Т-35 был создан для качественного усиления общевойсковых соединений при прорыве особо сильных и заблаговременно укрепленных оборонительных полос противника и поступал в части резерва Главного командования. Т-35 имел классическую компоновочную схему корпуса. Отделение управления размещалось впереди, боевое - в середине, а моторно-трансмиссионное - в корме. Тем самым обеспечивался хороший обзор местности, и значительно сокращалось непростреливаемое пространство в направлении движения вперед.
Это была пятибашенная боевая машина с двухъярусным расположением вооружения. В центральной верхней башне устанавливались 76,2-мм пушка и пулемет, здесь также находились три члена экипажа: командир (он же наводчик), пулеметчик и радист, он же заряжающий. Центральная башня была снабжена подвесным поликом, на котором размещалась часть боекомплекта, что в значительной степени улучшало условия работы экипажа, и имело круговое вращение в горизонтальной плоскости. У остальных секторы обстрела ограничены углами в 165°-235°. В двух диагонально расположенных башнях размещались 45-мм пушки и пулемет, и по два члена экипажа - наводчик и пулеметчик. В пулеметных башнях располагалось так же по одному пулеметчику. Центральная башня отделялась от остальной части боевого отделения перегородкой. Передние и задние башни попарно сообщались между собой, отделение управления было в передней части и соединялось с боевым через боковой люк в перегородке. Отдельные узлы машины унифицированы с узлами танка Т-28.
Т-35 выпускался несколькими мелкими сериями, при этом в его конструкцию неоднократно вносились изменения. В 1937 году увеличили толщину брони верхнего и нижнего лобовых и бортовых листов. кормы и башен с 20 до 25 мм., была проведена модернизация КПП, бортовых фрикционов, масляного бака, электрооборудования, изменена конструкция фальшборта, спроектированы и установлены на машины специальные уплотнения, предохраняющие машину от попадания внутрь воды. Кроме того, глушитель убрали внутрь корпуса, а наружу вывели лишь выхлопные трубы, закрытые бронекожухами. Благодаря этой модернизации надежность танка сильно возросла. Максимальную мощность двигателя повысили до 580 л.с. Масса танка возросла до 52, а затем и до 55 т. Число членов экипажа на машинах разных серий колебалось от 9 до 11 человек. Последняя партия из 6 машин выпуска 1939 года имела башни конической формы, измененную конструкцию бортовых экранов, улучшенные уплотнения корпуса. По состоянию на 1 января 1941 года в РККА находилось 56 танков Т-35 различных модификаций. Всего с 1933 по 1939 год изготовили 61 танк.

Бронирование.
Бронирование танка обеспечивало защиту экипажа и внутреннего оборудования на всех дистанциях от огня крупнокалиберных пулеметов и осколков снарядов, мин и бомб. Броневые катаные листы толщиной 15-35мм. соединялись электросваркой и частично заклепками. В передней части корпуса они были наклонены под сравнительно большими углами к вертикальной плоскости, что повышало их защитные свойства.

Вооружение.
Артиллерийское вооружение состояло из короткоствольной 76-мм пушки, установленной в маске центральной башни (унифицированной с Т-28) и двух 45-мм танковых пушек расположенных в передней правой и задней левой башнях (аналогичных башням БТ-5). Пулемётное вооружение было представлено двумя 7,62-мм танковыми пулеметами ДТ, спаренными с 45-мм пушками, еше три находились в шаровых опорах центральной и пулеметной башен (аналогичных башням БТ-2). Пушка и пулемет, установленные в центральной башне, составляли верхний ярус вооружения, а пушки и пулеметы башен, расположенных вокруг центральной - нижний.
76,2-мм пушка КТ-28 имела ствол длиной в 16,5 калибра, могли вести огонь бронебойными и осколочно-фугасными снарядами (масса 6,5 кг, начальная скорость 381 и 530 м/с, соответственно). Скорострельность ее составляла 3-4 выстрела в минуту. Действие снарядов было довольно эффективным. Так, при установке взрывателя осколочно-фугасного снаряда на осколочное действие он при разрыве создавал площадь действительного поражения по фронту 30 и в глубину 5 м; при установке взрывателя на фугасное действие в грунте средней плотности образовывалась воронка диаметром 1,5 и глубиной 0,5 м.
45-мм пушки имели стволы длиной в 46 калибров. Они могли вести огонь бронебойными и осколочными снарядами (масса 1,42 и 2,13 кг, начальная скорость 760 и 335 м/с соответственно). Скорострельность пушек составляла 8-12 выстр/мин. Бронебойные снаряды на дальности стрельбы в 500 м и при угле встречи с преградой 90° пробивали броню толщиной до 43 мм.

Добавлено (01.02.2012, 10:54)
---------------------------------------------
Боекомплект состоял из 96 выстрелов к 76,2-мм пушке, 220 выстрелов к 45-мм пушкам и 10000 патронов к пулеметам (158 магазинов). Наблюдение в боевой обстановке велось через смотровые щели со стеклоблоками, перископы, перископические и телескопические прицелы. Следует отметить, что по калибру пушки, установленной в центральной башне и общему количеству орудий Т-35 превосходил однотипные 5-башенные английские танки "Индепендент", MkI и MkII фирмы "Виккерс", имевшие 47-мм танковую пушку и немецкий 3-башенный PzKpfwV"Рейнметалл", вооруженный 75-мм и 37-мм спаренными танковыми пушками.
Состав и размещение вооружения Т-35 оптимальны для многобашенного танка. Пять башен расположенных в два яруса позволяли сосредоточить массированный огонь из 76-мм, одной 45-мм пушек и трех пулеметов вперед назад или на любой борт. Однако столь большая огневая мощь потребовала увеличения числа членов экипажа и усложнения конструкции танка.
Оборудование.
Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме напряжением 12 В. Система зажигания - от двух магнето, каждое из которых обслуживало по шесть свечей в двух рядах цилиндров. Провода системы - экранированные. Надежность ее работы обеспечивалась установкой двух свечей на каждый цилиндр. Машина оборудовалась ручными огнетушителями и прибором дымопуска ДПТ-3.
Внешняя связь осуществлялась танковой приемно-передающей телефонно-телеграфной симплексной радиостанцией 71-ТК-1 с поручневой антенной, установленной на центральной башне. Она обеспечивала связь на расстоянии 15 км на ходу и до 30 км на стоянке. На танках последних выпусков она была заменена радиостанцией 71-ТК-3 с штыревой антенной, которая была менее уязвима в условиях боя. Для внутренней связи имелось танковое переговорное устройство ТПУ-7 на семь абонентов.

Двигатель и трансмиссия.

На машине устанавливался 12-цилиндровый V-образный карбюраторный авиационный двигатель жидкостного охлаждения М-17Т мощностью 500 л.с, позволявший развить скорость до 30 км/ч. Он располагался в моторно-трансмиссионном отделении продольно, носком коленчатого вала в сторону кормовой части. Двигатель имел сравнительно небольшие массогабаритные показатели (500 кг при 1634х866х1172 мм). Для его работы применялся авиационный бензин. Запуск двигателя производился с помощью электрического стартера. Механическая трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, четырехступенчатой коробки передач, бортовых фрикционов с плавающими ленточными тормозами (механизмами поворота) и двухступенчатых бортовых передач. Некоторые ее агрегаты и узлы впоследствии применялись при изготовлении открытой тяжелой САУ СУ-14-1, вооруженной 203-мм гаубицей Б-4 образца 1931 года.
Гусеничный движитель (применительно к одному борту) состоял из мелкозвенчатой гусеничной цепи цевочного зацепления с открытым шарниром, восьми сдвоенных опорных катков, входящих в четыре тележки, шести сдвоенных поддерживающих катков, направляющего колеса с механизмом натяжения гусеницы и ведущего колеса заднего расположения со съемными зубчатыми венцами. Между направляющим колесом и передним опорным катком устанавливался натяжной ролик, предотвращающий прогиб передней ветви гусеничной цепи при преодолении профильных препятствий. Опорные катки имели наружную амортизацию в виде резиновых бандажей.
Подвеска танка блокирована по два катка. Подрессоривание каждой тележки осуществлялось двумя спиральными пружинами. Ходовая часть прикрывалась 10-мм броневыми экранами. Проходимость танка была неплохой для его типа, а маневренность недостаточной. Машина не могла поворачиваться на месте из-за того, что было нарушено соотношение между длиной опорной поверхности гусениц и колеи (2,52, вместо допустимых 2). Удельное давление составляло 0,78 кгс/см2. При движении на шоссе одной заправки хватало на 150 км.

Добавлено (01.02.2012, 10:55)
---------------------------------------------
Основные модификации танка Т-35.
В середине и конце 30-х годов на базе Т-35 (с использованием ряда агрегатов танка Т-28) в опытном порядке построили самоходно-артиллерийские установки с 203-мм гаубицей Б-4 (СУ-14) и 152-мм пушкой Б-10 (СУ-14А). После изменений и доработки СУ-14 стала именоваться СУ-14-1 и в 1936 году проходила испытания стрельбой и пробегом на полигоне. В конце 1939 года одна из машин СУ-14 со 152-мм пушкой Бр-2 (СУ-14Бр-2) была дополнительно забронирована и отправлена на Карельский перешеек для стрельбы по финским дотам.

Анализ конструкции и концепции применения танка Т-35.
У танка Т-35 оказалась незавидная судьба. Именно в тот момент, когда он стал поступать на вооружение РККА, на полях сражений в Испании его собратья сдавали суровый экзамен. На поле боя появилась противотанковая артиллерия, разом покончившая с противопульным бронированием, и, как следствие этого, – с самой концепцией многобашенных танков. Очевидно было, что защитить многобашенные сухопутные дредноуты сколько-нибудь серьёзной бронезащитой невозможно. Требуемые для этого массо-весовые характеристики танка и, соответственно, требуемые мощности двигателей, способных обеспечить приемлимую подвижность на поле боя (требования к которой также резко возросли), вызывали у конструкторов конца 30-х годов только истерический смех. Т-35, как выражение идеи многобашенного танка, умер сразу после своего рождения. Справедливости ради, отметим, что также скоропостижно скончались и все иные представители танкового семейства начала 30-х.
Также стала видна несостоятельность идеи рассредоточения огня, к которой обратились в связи с безуспешными попытками создания жизнеспособной системы центральной наводки (по аналогии с дредноутами). Командир танка не мог давать своевременные указания всем башням. Одиночные стрелки в башнях при недостаточных средствах наблюдения не имели возможности выбрать главную цель. Поскольку прицельный огонь велся с коротких остановок, механик-водитель не способен выполнить требования всех наводчиков, разве что совсем остановив танк. Но тогда сам танк превращался в неподвижную мишень.
Появление штурмовиков и пикирующих бомбардировщиков, способных “всадить” бомбу точно в цель, увы - малоподвижную, делало многобашенные тяжёлые мастодонты не более чем “мальчиками для битья” на поле боя, так сильно изменившимся за какие-то пять лет.
В большинстве современных публикаций именно поэтому танкам Т-35, как наиболее колоритному представителю концепции многобашенного танка, даётся унизительно-уничтожающая оценка его боевых возможностей.
Но, ради истины, хотелось бы сказать и хорошие слова в его адрес и в адрес тех людей, которые его задумывали, проектировали, строили и воевали на нём.
Как должно было выглядеть использование танков по представлениям начала 30-х годов? Примерно так:

А) средние танки Т-28 прорывают оборону противника.
Б) тяжёлые Т-35 обеспечивают их боевую устойчивость, подавляя в силу своего более мощного вооружения, его узлы обороны и нейтрализуя возможные танковые контратаки.
В) танки сопровождения пехоты Т-26 помогают этой самой пехоте окончательно подавить сопротивление и развить успех, подавляя отдельные огневые точки.
Г) колёсно-гусеничные танки БТ-2, БТ-5 и БТ-7 развивают первоначальный успех и вырываются на оперативный простор.
Д) пулемётные танки Т-37, Т-38, и танкетки Т-27 в составе конно-механизированных частей прорываются в глубину обороны и действуют против оперативных резервов и на окружение.
Итак, на Т-35 возлагалась задача прорыва переднего края обороны противника, “взламывание” его обороны, подавление огневых точек, уничтожение живой силы противника, т.е. сокрушение непреодолимого для пехоты дуэта “станковый пулемёт + колючая проволка”. По мнению конструкторов, три пушки и пять пулеметов должны были обеспечивать возможность ведения массированного и высокоманевренного кругового огня одновременно во всех направлениях, что очень важно в борьбе с пехотой в глубине обороны противника. Именно поэтому на танке было столько пулемётов, гарантировано “очищавших” пространство вокруг танка (и следовательно – перед наступающей пехотой) от вражеских стрелков, засевших в окопах. Главный калибр - 76мм., предназначался для подавления укреплений полевого или деревенского типа. И завершали картину два 45мм орудия, обеспечивающие противотанковую оборону.
У пехоты, не имевшей в то время эффективных противотанковых средств (противотанковой артиллерии ещё не было!), не оставалось никаких шансов, при встрече с этой армадой.

Прикрепления: 2644587.jpg(45.3 Kb) · 2186268.jpg(138.7 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 10:56 | Сообщение # 13
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Рассмотрим основные недостатки танка Т-35, но – применительно к тем условиям ведения боевых действий, для которых и создавался этот танк.
Незначительная скорость – до 30км/ч. Для машины, оперативно-тактическое назначение которой заключается во “взламывании” обороны и расчистке пути для пехоты следует признать достаточной. Для действий на оперативном просторе в стиле Т-34 – да, недостаточна, но для того, чтобы опередив пехоту, “закатать в асфальт” вражеских пулемётчиков в их же траншеях - вполне. А развивать успех должны были уже другие – “БТ-шки”.
Низкая маневренность. Для танка не предназначенного для встречных маневренных танковых боёв с себе подобными, а такую форму боя трудно было себе даже представить в начале 30-х, она просто не требовалась. А укрываться за складками местности или обходить узлы противотанковой обороны не требовалось, опять-таки, при отсутствии оной, как таковой.
Противопульная броня. Броневая защита вполне соответствовала общепринятому в то время уровню. Никаких противотанковых ружей, фаустпатронов или базук тогда ещё не было и в помине.
Слабый главный калибр (короткоствольная 76мм.). Его вполне хватало для прорыва переднего края, подавления пулемётных гнёзд и истребления пехоты. Для более же серьёзных укреплений была разработана концепция артиллерийско-воздушного удара, с 122-мм и 152-мм орудиями и бомбардировщиками ТБ-3 и СБ-2.
Авиационный двигатель. Просто впомним про американские танки с такими же двигателями. Причём – со звездообразными, а не рядными! Да ещё – 10 лет спустя.
Большой экипаж. Да, 11 человек (9 – на последних машинах) – это пехотное отделение. Но! В ПЯТИбашенном танке. Вполне однобашенный КВ-1 имел экипаж в 5 человек.
Ненадёжная трансмиссия. Да, имеется, факт – налицо. Надо признать ненадежная трансмиссия была и у КВ и даже у Т-34. Поэтому этот недостаток скорее закономерен , чем случаен. Отсутствие в СССР высококлассных специалистов и инженеров давало о себе знать.
Поэтому можно с уверенностью утверждать, что для условий боевых действий начала 30-х годов танк Т-35 представлял собой вполне удачный проект. И, повторим ещё раз, - только появление противотанковой артиллерии и связанное с этим изменение тактики боя определило мгновенное устаревание Т-35. Хотя он и успел повоевать в 41-м. Его ровесники к тому времени уже давно стали металлоломом. Потеря полусотни танков в первые две недели войны меркнет перед потрясающими потерями РККА во всех видах техники и вооружения в это время. Дело было не в технике, а в неспособности грамотно управлять войсками. Но это уже выходит за рамки данной статьи.

История применения и службы танка Т-35.
Уроки гражданской войны в Испании были учтены. 27 июня 1940 года в Москве состоялось совещание «О системе автобронетанкового вооружения Красной Армии», на котором рассматривался вопрос о перспективных типах танков и о снятии с вооружения старых образцов. В отношении Т-35 мнения разделились, но в связи с начавшейся реорганизацией танковых войск Красной Армии и формированием механизированных корпусов Т-35 решили «оставить на вооружении до полного износа, изучив вопрос об усилении их бронирования (методом навесных броневых экранов) до 50 — 70 мм.
В результате почти все машины оказались в 67-м и 68-м танковых полках 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса Киевского Особого военного округа. Несколько машин находились в различных военно-учебных заведениях. Боевая карьера Т-35 оказалась очень короткой.
Прикрепления: 3868181.jpg(63.6 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 11:00 | Сообщение # 14
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Т-34


13 октября 1937 года Харьковскому паровозостроительному заводу имени Коминтерна (завод № 183) были выданы тактико-технические требования на проектирование и изготовление нового колесно-гусеничного танка БТ-20. Для выполнения этой задачи решением 8-го Главного управления Наркомата оборонной промышленности на заводе создали специальное ОКБ, подчиненное непосредственно главному инженеру.
Танк получил заводское обозначение А-20. В ходе его проектирования был разработан еще один танк, практически идентичный А-20 по массогабаритным характеристикам. Главным его отличием стало отсутствие привода колесного хода.
В результате 4 мая 1938 года на заседании Комитета Обороны СССР были представлены два проекта: колесно-гусеничного танка А-20 и гусеничного А-32. В августе оба они рассматривались на заседании Главного военного совета, были одобрены и в первой половине следующего года выполнены в металле.
По своим техническим данным и внешнему виду танк А-32 незначительно отличался от А-20. Он оказался на 1 т тяжелее (боевая масса — 19 т), имел такие же габаритные размеры и форму корпуса и башни. Аналогичной была и силовая установка — дизель В-2. Основные отличия заключались в отсутствии привода колесного хода, толщине брони (30 мм вместо 25 у А-20), 76-мм пушке (на первом образце поначалу установили 45-мм), наличие в ходовой части пяти опорных катков на один борт.
Совместные испытания обоих танков проводились в июле — августе 1939 года на полигоне в Харькове и выявили сходство их тактико-технических характеристик, в первую очередь динамических. Максимальная скорость боевых машин на гусеницах была одинаковой — 65 км/ч; средние скорости также примерно равные, причем эксплуатационные скорости танка А-20 на колесах и гусеницах существенно не различались. По результатам испытаний был сделан вывод, что танк А-32, имевший запас по увеличению массы, целесообразно защищать более мощной броней, соответственно повысив прочность отдельных деталей. Новый танк получил обозначение А-34.
В октябре — ноябре 1939 года велись испытания двух танков А-32, догруженных на 6830 кг (до массы А-34) На основании этих испытаний 19 декабря А-34 приняли на вооружение Красной Армии под индексом Т-34.
Первый прототип Т-34 был изготовлен заводом № 183 в январе 1940 года, второй — в феврале. В том же месяце начались заводские испытания, которые были прерваны 12 марта, когда обе машины ушли в Москву. 17 марта в Кремле, на Ивановской площади танки продемонстрировали И. В. Сталину. После показа машины пошли дальше — по маршруту Минск — Киев — Харьков.
Прикрепления: 2645886.jpg(25.2 Kb)
 
генсек1943Дата: Среда, 01.02.2012, 11:01 | Сообщение # 15
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 277
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Offline
Первоначальный производственный план на 1940 год предусматривал выпуск 150 серийных Т-34, но уже в июне это число возросло до 600. Причем производство предполагалось развернуть как на заводе № 183, так и на Сталинградском тракторном (СТЗ). Последний должен был изготовить 100 машин. Однако план этот оказался далек от реальности: к 15 сентября 1940 года на ХПЗ изготовили только 3 серийных танка, а сталинградские «тридцатьчетверки» покинули заводские цеха только в 1941 году.
Первые три серийные машины в ноябре — декабре 1940 года подверглись интенсивным испытаниям стрельбой и пробегом по маршруту Харьков — Кубинка — Смоленск — Киев — Харьков. Испытания проводили офицеры НИБТПолигона. Они выявили так много конструктивных недостатков, что усомнились в боеспособности испытываемых машин. ГАБТУ представило отрицательный отчет НИБТПолигона заместителю наркома обороны маршалу Г. И. Кулику, который утвердил его и тем самым прекратил производство и приемку нового танка. Следует заметить, что высшие должностные лица Наркомата обороны почти до самого начала войны не имели твердого мнения о танке Т-34, уже принятом на вооружение. Руководство завода № 183 не согласилось с мнением заказчика и обжаловало это решение в главке и наркомате, предложив продолжать производство и давать армии Т-34 с исправлениями и сокращенным до 1000 км (с 3000) гарантийным пробегом. Точку в споре поставил К. Е. Ворошилов, согласившись с мнением завода. Однако главные недостатки танка, отмеченные в отчете специалистов НИБТПолигона — теснота и ограниченный обзор, — так и не были ликвидированы. Одновременно конструкторам поручили разработку новой машины — Т-34М с 75-мм броней, торсионной подвеской, башней увеличенного размера, с командирской башенкой и экипажем из 5 человек. Работа надТ-34М велась до самого начала войны, причем были изготовлены бронекорпуса, башни, другие агрегаты и механизмы. Однако ни одной машины собрать так и не удалось, а после начала войны работу над новым танком прекратили.
План производства Т-34 на 1941 год составлял 2800 танков (в том числе по заводу № 183-1800 машин, а по СТЗ — 1000) и был утвержден постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б)от 5 мая 1941 года. К 1 мая 183-й завод изготовил 525, а СТЗ — 130 машин.
Танк Т-34 образца 1940 года имел корпус, сваренный из катаных броневых листов. Верхний лобовой лист располагался под углом 60°, верхняя часть борта шла под углом 45°, нижняя — вертикально. В лобовом листе корпуса имелся люк механика-водителя. В верхней части крышки люка устанавливался центральный смотровой прибор. Боковые смотровые приборы водителя располагались слева и справа от люка под углом 60° к продольной оси танка. Справа от люка механика-водителя в шаровой установке, прикрытой броневым колпаком, ставился пулемет ДТ, огонь из которого вел стрелок-радист. Антенный ввод первоначально размещался на башне танка, а затем был перенесен на правый борт корпуса.
Прикрепления: 9667966.jpg(95.2 Kb)
 
Форум » Обсуждения: » Вооружение РККА » Бронетехника РККА (ТАНКИ)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
 
 
Рейтинг@Mail.ru Занесено в каталог Deport.ru Луганский рейтинг 


 <!-- Рейтинг сайтов Goon -->
<a href= Яндекс.Метрика